?

Log in

No account? Create an account
Тарас Григорович Шевченко Below are 25 entries, after skipping 150 most recent ones in the "Тарас Григорович Шевченко" journal:

[ Next 30 entries >>]

4 червня
12:00
[maksymus]

[Посилання]

Пропозиції Писарева щодо осіб, задіяних у товаристві. Березень 1847 р.
 
1847 р. березень. — ВІДОМОСТІ ТА ПРОПОЗИЦІЇ М. Е. ПИСАРЄВА ЩОДО ОСІБ, ЯКІ ЗГАДУЮТЬСЯ В ЗВ’ЯЗКУ З ВИКРИТТЯМ ТАЄМНОГО ТОВАРИСТВА У м. КИЄВІ
       
        Ганка 38 — есть известный поборник славянского движения в Богемии. Он живет в Праге. Он, кажется, профессор в тамошнем университете. Сколько могу припомнить, в недавнем времени награжден орденом св. Владимира 4-й степени по ходатайству министра народного просвещения.
        Кулиш, недоучившись в Киевском университете и не получив степени ученой, занялся писанием разных малороссийских повестей и романов в народном духе. Был учителем уездного училища и учителем С.-П[етер]б[ургской] 5-й гимназии и, наконец, в конце прошедшего года проехал через Киев за границу, куда он послан министерством народного просвещения для изучения славянских наречий.
        О Посяденке 39, Андрузском 40 и Тулубе 41 — ничего не знаю, но они, кажется, по письмам должны быть в Киеве.
        Костомаров преподает в Киевском университете историю; он мог быть в соотношениях с Гулаком потому, что Гулак занимался переводами древних бумаг под его руководством.
        О Белозерском 42 ничего не знаю.
        Тарас Григорьевич есть тот самый художник Шевченко, стихи которого читал, как показывает Петров, Навроцкий.
        О Миросевиче также ничего не знаю.
        Кто таков елисаветградский корреспондент П. А[шанин] также не знаю.
        В показании Петрова упоминается о Миркевиче 43. Кажется, он есть товарищ мнений Гулака и его направления.
        Казалось бы полезным тех лиц, кои оказываются в переписке с Гулаком, немедленно обыскать, и если что найдется подозрительное, то арестовать с доставлением их в С.-Петербург; бумаги же их во всяком случае должны быть сюда доставлены. О Кулише можно бы сделать такое же распоряжение, как и о Савиче; но им обоим было бы полезно снестись с министром внутренних дел, чтобы паспортов не продолжать и в местах их там пребывания, если возможно, иметь за ними надзор.
        Следовало бы приказать арестовать в Полтаве Белозерского, которого письмо показывает значительное участие его в славянском направлении, и со всеми бумагами доставить в С.-Петербург. Кроме сего приказать обыскать Шевченку 44, если он находится в Черниговской губ., как показал Гулак. Узнать в Полтаве, какой офицер Образцового полка, выпущенный из пажей 45, был там в сентябре прошедшего года и, наконец, обыскать офицера Ашанина, находящегося в Елисаветграде.
       
        Действительный статский советник Писарев
       
        Помітка Л. В. Дубельта: Перепи[с]ку к Ал[ексею] Ф[едоровчу Орлову].
       
        Ч. I, арк. 16 — 18. Оригінал.
       
        Кирило-Мефодіївське товариство: У 3 т. — К.: Наук. думка. 1990. — Т. 1. — С. 28-29.
       
       

ПриміткиCollapse )
       

Tags: , ,

(Прокоментувати)

06:00
[maksymus]

[Посилання]

 
Найближчим часом у спільноті розгортатиметься справа Кирило-Мефодіївського товариства. Щоб легше орієнтуватися у задіяних особах, пропоную наступний список, який може поповнюватися за бажанням читачів.


ДІЙОВІ ЛЮДЕ

Організатори товариства:
        Костомаров Микола Іванович, 30 років, ад’юнкт кафедри російської історії Київського університету Св. Володимира
        Гулак Микола Іванович, 25 років, чиновник при канцелярії київського генерал-губернатора Бібікова, колезький секретар
        Білозерський Василь Михайлович, 22 роки, неповний рік викладач словесності у Полтавському кадетському корпусі, шурин Куліша

Учасники та залучені до товариства:
        Куліш Пантелеймон Олександрович, 27 років, письменник, викладач російської мови при Санкт-Петербурзькому університеті, за кордоном для вивчення слов’янських говірок.
        Шевченко Тарас Григоровч, 33 роки, вільний художник
        Навроцький Олександр Олександрович, 24 роки, щойно закінчив філософський факультет Київського університету, кузен Гулака
        Андрузький Георгій (Юрій, Єгор) Львович, 19 років, студент юридичного факультету Київського університету Св. Володимира
        Посяда (Посяденко) Іван Якович, 24 роки, студент філософського факультету Київського університету
        Савич Микола Іванович, 39 років, поміщик Полтавської губернії, перебуває в Німеччині
        Маркович Опанас Васильович, 25 років, щойно закінчив Київський університет
        Пильчиков Дмитро Павлович, 26 років, викладач історії в Полтавському кадетському корпусі
        Петров Олексій Михайлович, 20 років, студент юридичного факультету Київського університету, донощик і провокатор

Проходили у справіCollapse )


Представники органів влади, слідчі та чиновники:
        Орлов Олексій Федорович, 61 рік, шеф жандармів і начальник Третього відділу, наближений до імператора, граф
        Дубельт Леонтій Васильович, 55 років, генерал-лейтенант, керуючий Третім відділом
        Бібіков Дмитро Гаврилович, 55 років, київський військовий губернатор, київський подільський і волинський генерал-губернатор, герой Вітчизняної війни
        Уваров Сергій Семенович, 51 рік, міністр народної освіти, граф
        Траскін Олександр Семенович, 42 роки, куратор Київського учбового округу, генерал-майор
        Юзефович Михайло Володимирович, 45 років, помічник куратора Київського учбового округу
        Фундуклей Іван Іванович, 43 роки, київський цивільний губернатор
        Писарєв Микола Еварестович, 41 рік, правитель канцелярії київського генерал-губернатора, дійсний статський радник
        Кокошкін Сергій Олександрович, 51 рік, обер-поліцмейстер, генерал-ад’ютант Чернігівської, Полтавської і Харківської губерній
        Долгоруков Василь Андрійович, 43 роки, генерал-ад’ютант, князь
        Адлерберг Володимир Федорович, 57 років, генерал-ад’ютант, член Військової ради військового міністерства, граф



ФотоCollapse )
 

Tags: ,

(8 коментарів | Прокоментувати)

3 червня
19:00
[maksymus]

[Посилання]

Журнал слідства. 22 березня 1847 р.
 
        Марта 22
        При развитии дела Гулака по справке оказалось, что в III отделении находится предупреждение г-на генерал-фельдмаршала кн. Варшавского о пребывании в Бреславле дворянина Московской губ. Чижова, который говорил нашему агенту, что поедет в Рим, а оттуда в Сербию, Албанию, Далмацию и Кроацию, но о причине своей туда поездки говорить не хотел. На вопрос нашего агента: «Для чего он носит бороду?» — Чижов отвечал, «что около Москвы много помещиков запущают бороды, дабы сблизиться с русскими купцами и крестьянами и тем скорее уничтожить разницу между дворянством и нижним классом народа».
        Хотя от московского генерал-губернатора получены о Чижове сведения одобрительные, но как теперь нет сомнения, что он принадлежит к Славянскому обществу, то в отношении его и сделано такое же распоряжение, какое сделано насчет помещика Савича, то есть сообщено министрам финансов и внутренних дел о задержании его на границе при обратном следовании в Россию.
        Из бумаг Гулака видно, что он имел переписку в духе славянских идей с бывшим учителем С.-П[етер]бургской гимназии Кулишем, отправившимся за границу по распоряжению министерства народного просвещения, а потому насчет Кулиша сделано распоряжение, какое сделано насчет Савича и Чижова, то есть предложено министрам финансов и внутренних дел задержать его на границе при возвращении в Россию.
        Сообщено генерал-адъютанту Адлербергу высочайшее повеление удерживать и доставлять в III отделение все письма, какие будут адресованы на имя Гулака.

Журнал слідства
 

Tags: ,

(Прокоментувати)

18:00
[maksymus]

[Посилання]

Доповідь Орлова цесаревичу Олександру про хід розслідування. 22 березня 1847 р.
 
1847 р. березня 22. — ДОПОВІДЬ О. Ф. ОРЛОВА ЦЕСАРЕВИЧУ ОЛЕКСАНДРУ ПРО ХІД РОЗСЛІДУВАННЯ СПРАВИ ПРО ТАЄМНЕ ТОВАРИСТВО
       
        Для полного сведения вашего императорского высочества о важности дела Кулиша имею честь представить: 1. Журнал действий III отделения по сему делу. 2. Показание студента Петрова и 3. Правила Славянского общества, которые члены называют «Законом божьим».
        Благоволите, ваше высочество, по миновании надобности бумаги сии мне возвратить, и мне кажется, что теперь об оных не должно докладывать государю императору, дабы не тревожить его и тем более, что с моей стороны принимаются все необходимые меры для полного развития сего дела и обнаружения злоумышленников, полный же доклад по сему делу уже постепенно у нас приготавливается.
       
        Гр. Орлов
       
        Помітка Л. В. Дубельта: «Рукою государя наследника цесаревича написано карандашом: «Прочитав все, я сам полагаю, что лучше теперь не докладывать ничего государю, а представить полный доклад через несколько дней, когда Бог даст силы его укрепятся».
       
        Г[енерал]-л[ейтенант] Дубельт
       
        22 марта [1847 г.]
       
       
        Ч. I, арк. 15. Автограф.
       
        Кирило-Мефодіївське товариство: У 3 т. — К.: Наук. думка. 1990. — Т. 1. — С. 28.
       

Tags: , ,

(1 коментар | Прокоментувати)

12:00
[maksymus]

[Посилання]

Розпорядження Бібікова про обшук, арешт і допит учасників товариства. 22 березня 1847 р.
 
№ 204. 1847 р., березня 22. Розпорядження київського, подільського і волинського генерал-губернатора Д. Г. Бібікова київському цивільному губернатору І. І. Фундуклею про обшук, арешт і допит Т. Г. Шевченка та інших учасників Кирило-Мефодіївського товариства
 
        953
        22 марта 1847
 
        Весьма секретное и нужное
 
        Господину Киевскому гражданскому губернатору
 
        В следствие открывающихся указаний, о существовании тайного Славянского общества, с преступной целью, — по требованию генерал-адъютанта графа Орлова, имею честь покорнейше просить ваше превосходительство, немедленно, без малейшей огласки, исполнить следующее:
        1). Вместе с попечителем Киевского учебного округа (к которому прилагается особое отношение), или его помощником, когда он будет назначен попечителем и пригласив с собой полковника Белоусова, — сделать строжайший обыск на квартирах: преподавателя истории в Киевском университете Костомарова, студентов: Ивана Посяденка, Александра Тулуба и Андрузского; у бывшего студента Афанасия Маркевича и художника Шевченка, если сей последний возвратился уже в Киев.
        2). Все те бумаги, кои будут вами взяты, строжайше рассмотреть, обще с попечителем, или его помощником и полковником Белоусовым, — и, если в них будет оказываться что-либо относящееся до Славянского общества, или что, могущее служить указанием к обнаружению оного, или вообще что-либо возмутительное, то лиц, у которых таковые бумаги или вещи будут найдены, арестовать и со всеми упомянутыми бумагами и вещами, а равно частною их перепискою, отослать немедленно, каждого порознь в С.-Петербург, в III-е отделение собственной его императорского величества канцелярии, в сопровождении благонадежных и верных чиновников и под самым строжайшим надзором.
        3). Если же в переписке и бумагах кого-либо из обыскиваемых лиц не окажется ничего подозрительного, то таковых строжайше допросить, какие они имели сношения и в каких состояли связях и знакомстве с чиновником Николаем Гулаком, учителем Пантелеймоном Кулишом, помещиком Полтавской губернии Гадячского уезда Николаем Савичем и бывшим студентом Навроцким, и показание их в подлиннике доставить ко мне, если не будет послано нарочных с арестантами, то по эстафете.
        Обыски стараться сделать...Collapse )
        На документі напис: «Отправлено в 7 часов пололудни по эстафете».
 

Tags: , ,

(Прокоментувати)

10:00
[maksymus]

[Посилання]

Розпорядження Орлова про розшук і арешт членів товариства. 22 березня 1847 р.
 
№ 203. 1847 р., березня 22. Розпорядження начальника III відділу О. Ф. Орлова чернігівському, полтавському і харківському генерал-губернатору М. Л. Долгорукову про негайний розшук і арешт Т. Г. Шевченка та інших членів Кирило-Мефодіївського товариства
 
        22 марта 1847
        № 446
 
        Весьма секретное и нужное
 
        Милостивый государь князь Николай Андреевич!
 
        В Полтавской губернии должен находиться дворянин Василий Михайлович Белозерский, который учился в университете св. Владимира и потом служил в Полтаве; — а в Борзенском уезде Черниговской губернии остановился проезжавший из Киева художник С.-Петербургской академии художеств Тарас Григорьевич Шевченко. — Кроме того, в сентябре 1846 года был в Полтаве, присланный из Образцового полка офицер сын генерала, воспитывавшийся в Пажеском корпусе.
        По встретившейся чрезвычайной надобности и согласно высочайшему повелению, имею честь покорнейше просить ваше сиятельство, не изволите ли приказать немедленно задержать Белозерского равно и Шевченку, если последний доселе остается в Черниговской или других вверенных вам губерниях; все бумаги Белозерского и Шевченки, не рассматривая на месте, тщательно опечатать и, вместе с сими бумагами, тотчас отправить их в С.-Петербург, в 3-е отделение собственной его величества канцелярии, в сопровождении самых благонадежных и верных чиновников и под строжайшим надзором, а с тем вместе удостовериться: кто именно тот офицер, Образцового полка, который в сентябре 1846 г. был в Полтаве: о последующем же удостоить меня уведомлением.
        Не излишним нахожу присовокупить, что на тот случай, если Шевченко возвратился из Черниговской губернии в Киев, я об арестовании и обыске означенного художника уже сообщил г[осподину] киевскому военному губернатору.
        Примите уверение в истинном моем почтении и преданности.
 
        Граф Орлов
 
        Его сия[тельству] Н. А. Долгорукову
 
        ДМШ, А-14, спр. 187/10, арк. 2 — 4. Оригінал.
        На документі резолюція: «2 апре[ля] его сия[тельству] прошу изв[естить]»; «немедленно предписать по принадлежности». (Підпис).
 

Tags: , ,

(Прокоментувати)

06:00
[maksymus]

[Посилання]

Розпорядження Орлова про обшук та арешт членів товариства. 22 березня 1847 р.
 
№ 202. 1847 р., березня 22. Розпорядження начальника III відділу О. Ф. Орлова київському, подільському і волинському генерал-губернатору Д. Г. Бібікову про обшук і арешт Т. Г. Шевченка та інших членів Кирило-Мефодіївського товариства
 
        22 марта 1847 г.
        № 445
 
        Весьма секретное и нужное
 
        Милостивый Государь Дмитрий Гаврилович!
 
        В последствие отношения вашего высокопревосходительства от 17 марта № 854, имею честь покорнейше просить вас, милостивый государь, не угодно будет вам приказать сделать немедленно надлежащее распоряжение об обыске и осмотре бумаг и вещей у следующих лиц, находящихся в Киеве: преподавателя истории в Киевском университете Костомарова, — студентов — Ивана Посяденки, Афанасия Маркевича, Александра Тулуба и Андрузского, а также у художника Шевченки, если последний возвратился в Киев, по осмотре сих бумаг, если в оных окажется что либо относящееся до Славянского общества или может служить указанием к обнаружению онаго, или вообще содержится что-либо возмутительное, то лиц, у которых таковые бумаги или вещи будут найдены, арестовать и, со всеми упомянутыми бумагами и вещами, доставить в С.-Петербург, в III-е отделение собственной его императорского величества канцелярии, в сопровождении благонадежных и верных чиновников и под самым строжайшим надзором; если же в переписке тех лиц не окажется ничего подозрительного, в таком случае строжайше допросить их в сношениях, которые они имели с Гулаком, Кулишом, Савичем и Навроцким и показания их доставить ко мне.
        Примите уверение в совершенном почтении и преданности.
 
        Граф Орлов
 
        Его высокопр[евосходительст]ву
        Д. Г. Бибикову
 
 
        ДМШ, А-59, спр. 313, ч. 1, арк. 28 — 29. Оригінал.
        На документі написи: «22 марта № 953, 954, 955»; «898 / Спб.».
 

Tags: , ,

(Прокоментувати)

2 червня
18:00
[maksymus]

[Посилання]

Журнал слідства. 17-21 березня 1847 р.
 
        Журнал действий III отделения С. е. и. в. канцелярии по делу колежского секретаря Николая Ивановича Гулака и Славянского общества.
       
        1847 г. марта 17.
        Было получено отношение г-на генерал-адъютанта Бибикова о доносе студента Киевского университета Петрова, что существует Славянское общество, стремящееся как к соединению всех славян, так и к учреждению в России республиканского правления.
        Того же числа это отношение было доложено государю наследнику цесаревичу и получено повеление арестовать Гулака и осмотреть все его бумаги.



        Марта 18
        Обер-полицмейстер Кокошкин и генерал-лейтенант Дубельт арестовали Гулака и все его бумаги доставили в III отделение.
        Того же 18 марта был Гулак допрошенCollapse )
        Гулак ни в чем не сознался, но уличен найденным у него в шкатулке кольцом с буквами: «св. Кирилл и Мефодий!» и другими бумагами.
        Во время арестования Гулака он пошел в отхожее место, из предосторожности сопровождал его туда полицейский служитель, а частный пристав Юнкер приказал осмотреть нечистоты, в которых и найдена брошенная Гулаком рукопись, писанная его рукою.
        Рукопись...Collapse )



        Марта 19
        Рассматривали все бумаги и письма ГулакаCollapse )
        После рассмотрения этих бумаг делались Гулаку снова допросы, но он остался при прежнем своем запирательстве.
        Составлен доклад государю наследнику цесаревичу о дозволении послать за Навроцким и требовать сюда других лиц, кои окажутся к делу Гулака прикосновенными, но доклад сей не был представлен его императорскому высочеству.



        Марта 20
        возобновили увещания и допросы, но безуспешноCollapse )



        Марта 21
        Деланы допросы Гулаку о тех лицах, которые упомянуты в его письмах, и разрешено генерал-адъютанту Бибикову осмотреть в Киеве бумаги Костомарова, Посяденко, Андрузского, Мар[к]овича, Тулуба и Шевченко, ежели сей последний возвратился в Киев, и ежели окажется в их бумагах что-либо подозрительное, то арестовать и доставить в С.-Петербург.
        Министрам финансов...Collapse )
        Сделано распоряжение об отыскании Шевченко (художник С.-П[етербургской] академии), который, как из показаний Петрова видно, поехал в С-П[етер]бург с Гулаком, по показанию Гулака, остался в Черниговской губернии в Борзенском уезде.
        Писано в министерство внутренних делCollapse )

Журнал слідства
 

Tags: ,

(Прокоментувати)

12:00
[maksymus]

[Посилання]

Секретне відношення Бібікова начальнику III відділу графу Орлову. 17 березня 1847 р.
 
1847 р. березня 17. — ВІДНОШЕННЯ КИЇВСЬКОГО ВІЙСЬКОВОГО ПОДІЛЬСЬКОГО І ВОЛИНСЬКОГО ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА Д. Г. БІБІКОВА ДО НАЧАЛЬНИКА III ВІДДІЛУ ІМПЕРАТОРСЬКОЇ КАНЦЕЛЯРІЇ О. Ф. ОРЛОВА 2, В ЯКОМУ ПОВІДОМЛЯЄТЬСЯ ПРО ІСНУВАННЯ ТАЄМНОГО СЛОВ’ЯНСЬКОГО ТОВАРИСТВА В КИЄВІ
       
        Секретно
       
        Его сия[тельст]ву гр. А. Ф. Орлову
       
        Милостивый государь гр. Алексей Федорович!
       
        Студент Киевского университета Петров 3 3 сего марта донес попечителю Киевского округа 4, что он подслушал однажды на квартире чиновника Гулака 5 разговор помещика Полтавской губ. Савича 6 о превосходстве представительного правления, которое опровергал преподаватель истории в университете Костомаров 7, и познакомился с Гулаком, чтобы выведать ближе его мысли, и от него узнал, что существует будто бы Славянское общество, имеющее значительное развитие как в России, так и у других славянских народов, что центр его в Москве и многие члены путешествуют по России для его распространения, получил от Гулака устав 8 этого общества, видел у него кольцо с надписью во имя св. Кирилла и Мефодия 9, был на чтении при вышедшем из Киевского университета бывшем студенте Навроцком 10 разных сочинений, писанных в либеральном духе (В том числе стихи художника Академии художеств, живописца Шевченко.11Прим. док.) и, наконец, узнал, что общество, имея целью единение славян в представительном образе правления, предполагало действовать на юношество как в гражданских, так и в военных учебных заведениях.
        Далее Петров не мог следить за развитием этого общества, ибо, может быть, с помянутою целью Савич уехал за границу, Гулак — в С.-Петербург, а Навроцкий — Полтаву для поступления в тамошний кадетский корпус. Все поименованные им лица суть уроженцы Полтавской губ. Гулак учился в Дерптском университете, был писцом в моей канцелярии с употреблением для переводов древних бумаг по Комиссии разбора актов 12 и ныне перешел на службу в канцелярию Совета С.-Петербургского университета. Присяги от него, Петрова, не требовали, студентов и поляков не замешано, и он у Гулака их не видел.
        Поспешая довести о сем до сведения вашего сиятельства и представляя доставленный Петровым устав, честь имею присовокупить, что я полагал бы, не угодно ли будет приказать находящегося ныне здесь Гулака обыскать и, если у него найдутся подозрительные бумаги или по допросам окажется, что в Киеве находятся его соучастники, или там получил он первые мысли и идеи о помянутом обществе, то его арестовать и отправить в Киевскую крепость 13 в тамошнюю следственную комиссию для улик, допросов и дальнейших на месте указаний и открытий.
        Представляя таковое мнение мое на благоусмотрение вашего сиятельства, имею честь покорнейше просить принять уверение в совершенном моем почтении и искренней преданности.
       
        Дмитрий Бибиков
       
        17 марта 1847 г., № 854, С.-Петербург


ПриміткиCollapse )
 

Tags: , ,

(1 коментар | Прокоментувати)

30 травня
06:00
[maksymus]

[Посилання]

Відповіді О. Петрова на запитання О. Траскіна про товариство. До 9 березня 1847 р.
 
        1847 р. березня, не пізніше 9. — Відповіді О. М. Петрова на запитання попечителя київського учбового округу О. С. Траскіна про склад і діяльність таємного товариства у Києві
       
       
        1. Как зовут другого чиновника, жившего в доме Завадского с Гулаком?
        Савва Васильевич 31, а фамилии его не знаю.
        2. Не знаете ли вы чего более о символическом перстне, который вам показывал Гулак? Нет ли подобного еще у кого другого и не распространено ли вообще его употребление между единомышленниками Гулака?
        Неизвестно, и кольца на других не видал.
        Чем сопровождалось ваше принятие в общество?Collapse )
        8. Имеете ли вы упомянутые вами стихотворения Шевченка? Ежели у вас нет, то у кого их можно сыскать и в чем заключается их содержание?
        Стихотворений Шевченка не имею, но их можно достать у бывшего студента Навроцкого. Содержание я мог запомнить только двух стихотворений «Сон» и «Послание к родичам» 32. В первом стихотворении Шевченко представляет себя заснувшим и во сне сова переносит его в Сибирь, где он встречается с Рылеевым 33 и другими заговорщиками 1825 г. и рассказывает им о состоянии России, а потом сам выслушивает их жалобы на совершаемые с ними мучения. Далее сова переносит его в Петербург, оставляет во дворце государя императора, где он в самых резких словах изливает свою ненависть на царскую фамилию. Во втором стихотворении он старается возбудить малороссиян к восстанию.
        9. Почему вы так долго медлили донесением Вашим и не сделали его до отъезда Гулака в С.-Петербург?
        Потому, что желал собрать сведения гораздо важнейшие от оставшихся по отъезде Гулака бывших студентов Навроцкого и Марковича; но по удалении их из Киева 29 февраля я, лишась тем самым средств продолжать свои изыскания, тотчас и представил свое донесение вашему превосходительству 34.
       
        Писал студент Алексей Петров
       
        Что ответы сии написаны студентом Петровым в нашем присутствии в том свидетельствуем:
        Попечитель округа свиты его величества генерал-майор Траскин
        Помощник попечителя коллежский советник М. Юзефович
       
       
ПриміткиCollapse )
 

Tags: , ,

(Прокоментувати)

29 травня
18:00
[maksymus]

[Посилання]

Лист О. Траскіна генерал-губернатору Д. Бібікову про існування таємного товариства. 7 березня 1847 р
 
№ 199. 1847 р., березня 7. Лист попечителя Київського учбового округу О. С. Траскіна київському, подільському і волинському генерал-губернатору Д. Г. Бібікову про існування в Києві таємної політичної організації — Кирило-Мефодіївського товариства
 
        Милостивый государь Дмитрий Гаврилович!
 
        3-го числа нынешнего марта месяца своекоштный студент университета св. Владимира Петров явился ко мне и объявил, что он открыл существование здесь, в Киеве, тайного общества, основанного, с злонамеренною политическою целью, чиновником Гулаком, чему, в доказательство, представил мне и устав того общества.
        Выслушав Петрова и сделав ему предварительно словестный допрос, я нашел донесение его довольно важным, чтобы обратить на него полное внимание; а потому я тотчас же, пригласив к себе помощника моего г. Юзефовича, вместе с ним отобрал с Петрова письменное показание, дополнив его несколькими пояснительными вопросами, особо ему данными.
        Не приступая ни к каким открытым действиям... я поспешаю представить... показанияCollapse ) Шевченко же, о стихах коего говорит в показании своем студент Петров, также родом из Малороссии, воспитанник Академии художеств, жил здесь некоторое время для снятия видов и отправился в С.-Петербург.
        Студент Петров из дворян Черниговской губернии, находится в университете с 1845 года, поведения очень хорошего.
        Представляя вашему высокопревосходительству все сведения, которые я наскоро мог собрать, с отличным почтением и совершенною преданностью имею честь быть.
 
        Милостивый государь
        вашего высокопревосходительства
        покорнейший слуга А. Траскин
 
        Киев
        7-го марта 1847 года
        «Его превосходительству милостивому
        государю Дмитрию Гавриловичу Бибикову и проч.»
 
        ДМШ, А-59, спр. 313, ч. 1, арк. 1 — 2, 2 зв. Оригінал.
        На документі написи: «16 марта»; «17 марта № 854, 855».
 

Tags: , ,

(Прокоментувати)

06:00
[maksymus]

[Посилання]

Донос студента О. Петрова про існування в Києві таємного товариства. 3 березня 1847 р.
 
№ 198. 1847 р., березня 3. Донос студента О. М. Петрова попечителю Київського учбового округу О. С. Траскіну про існування в Києві таємного політичного товариства — «Кирило-Мефодіївського братства»


 
        Копия
 
        Возвратившись от помещика Ханыкова 1-го ноября, у которого преподавал уроки сыну, я остановился на один день у моего родственника, профессора математики в духовной академии Подгурского и не желая стеснять его собою, я в тот же день приискал себе квартиру на старом Киеве в доме протоиерея Андреевской церкви Завадского: кроме меня, в этом доме находились еще два жильца, оба служащие в канцелярии генерал-губернатора Бибикова; фамилия ближайшего моего соседа была Николай Иванович Гулак.
        Занимаясь довольно поздно вечером, я часто слышал у Гулака собрание людей и рассуждение о предметах касающихся до государства, проникнутые совершенно идеею свободы; — оригинальность мнений здесь излагаемых о разных отраслях государственного управления, завлекала меня; вследствие чего я начал обращать более и более внимания на подобные сходбища и разговоры; замечая таковые собрания довольно часто и видя, что предметы споров всегда были одне и те же: я с достоверностию мог заключить, что они в основании своем должны были иметь цель определенную.
        В один вечер я услышалCollapse )
        Вскоре после сего я был приглашен протоиереем на обед и так как мои оба жильца имели стол у Завадского, то я здесь и познакомился с ними; на другой день Гулак зашел ко мне и мы довольно долго проговорили о разных предметах науки; в то же время он просил, чтобы я непременно зашел к нему. — Вечером на другой день я решился его посетить с намерением разузнать о лицах посещающих его и первым моим вопросом был: « — кто этот либерал так часто вас посещающий?» — Это помещик Савич — отвечал мне Гулак, и здесь же опровергая все либеральные идеи Савича начал доказывать благоденствие государств под монархическим правлением. — Из этого разговора, и из прежде бывших без меня, я легко мог узнать, что он только старается выведать образ моих мыслей; я начал доказывать ему противное говоря, что и Савич в некотором отношении прав, что люди верно бы находились в лучшем положении, если бы были под правлением Республиканским, и ко всему этому прибавил, что может быть таких людей очень много, но что они находясь в разрозненном состоянии, не имеют твердой точки опоры для обнаружения своих чистых намерений.
        Увлечение, с которым я доказывал свое мнение, совершенно разрушило всякие сомнения Гулака на мой счет и он открыл мне следующее: что люди стремящиеся произвести переворот в государстве действительно существуют, и существуют не в разрозненном состоянии, а напротив того, составляют огромное общество, находящееся кроме России и у других славянских племен, что члены этого общества имеют условный знак, служащий символом их соединения, при чем он достал из шкатулки голубую коробочку, в которой лежало золотое кольцо, на верхней части которого находилось изображение как вообще на кольцах, покупаемых у гроба великомученицы Варвары, а внутри была надпись славянскими литерами во имя св. Кирилла и Мефодия; будучи совершенно уверен во мне, он также прочитал мне и Устав Общества, который я из ревности тот час попросил списать и копию имел честь представить вашему превосходительству; потом он мне сказал, что хотя это общество и многочисленно, но он не может сообщить мне по правилам Общества, его членов как новопоступившему; что многие из членов общества путешествуют по России именно с целью распространить таковые идеи; что главный центр их общества в Москве; общество это всего более стремится распространять идею свободы между воспитанниками гимназии и вообще между детьми и потому самые лучшие и ревностнейшие члены стараются занять места учителей.
        Таковые сведения я получил во время моего пребывания вместе с Гулаком.Collapse )
        Кроме того, студент Навродский сообщил мне свою собственную рукопись о Гайдамаччине, которую он находил весьма полезною для распространения между обитателями Малороссии для возбуждения их прежнего воинственного, свободного духа; самую эту рукопись имею честь представить вашему превосходительству.
        Со времени же отъезда таковых лиц из г. Киева, я не мог далее следить за их действиями, а вместе с тем и приобретать новые сведения; почему все мною открытое я решился представить вашему превосходительству.
 
        Писал студент Алексей Петров
 
        Что показание это писано студентом Петровым в нашем присутствии, в том свидетельствуем:
 
        Попечитель округа свиты его величества генерал-майор Траскин
        Помощник попечителя коллежский советник М. Юзефович


 


ПриміткиCollapse )
 

Tags: , ,

(4 коментарі | Прокоментувати)

21 травня
06:00
[maksymus]

[Посилання]

Лист П. Куліша до Петра Плєтньова. 29 грудня 1846 р. Київ
       
        Киев. 1846, дек[абря] 29, воскр[есенье].
 
        Биржи в Киеве расположены глупейшим образом, так что от одного сборища извощиков до другого версты полторы. При гористом местоположении и при дурном устройстве тротуаров это в высшей степени неудобно. Вышедши из одного дома и идучи до биржи, я вспотел и простудился так сильно, что вот уже трое суток кашляю и никуда не выхожу. К счастью, я живу у людей 1, которые обо мне заботятся с таким усердием, как жиды о проезжем архи-раввине. Киевская знать, как, напр[имер], Фундуклей и Писарев, приняла меня с особенным вниманием, даже университетские профессоры здешние переменили обо мне своё мнение и, как я слышал, отзываются обо мне с уважением. Так чародейски действует на провинцию слово Петербург. В здешней молодёжи, окончившей университет, я нашёл страшное волнение умов и готовность на самые эфемерные затеи. Они думали, что я не только приму участие в их предприятиях, но сделаюсь даже главою их литературной корпорации. С этим намерением они собрались у одного моего знакомого, где я обещал быть на вечере. Я увидел себя посреди задумчивых лиц, потупленных лбов и нахмуренных бровей. Я внутренне смеялся и досадовал. Холодность моих суждений поразила их, и они, кажется, сочли меня столичным эгоистом 2. Но Кастомаров и Шевченко по-прежнему ко мне привязаны. В Шевченке я нашёл большую перемену 3. Он сделался образованнее и солиднее. Поездки его по Малороссии обогатили его ум множеством весьма важных замечаний. Он, между прочим, смотрит на панов так, как должно на них смотреть. Вчера он рассказывал про пана ГоркушуCollapse )
        И проч. и пр. и пр.
 
        П. Кулеш
 
        P. S. Один украинец купил на ярмарке новые чóботы и отправился в них домой, но когда прилёг [Було: лёг] на дороге соснуть, солдаты стащили с него чоботы. Между тем начали разъезжаться с ярмарки земляки, и один, разбудивши его, сказал: «Убери с дороги ноги, а то переедут». Но тот посмотрел на свои ноги и отвечал: «Се не мои: мои в чобóтях!»5.
        Недели через две явится к Вам молодой человек благородной наружности, Гулак, кандидат Дерптского университета. Он воспитан одним учёным немцем, знает основательно греческий, латинский, немецкий, французский и английский языки, и одарён нежною и глубокою душою 6. Я очень обрадовался поездке его в Петербург, потому что в нём доставлю Вам отличного гостя. В нём один только недостаток — излишняя скромность, которая даже речь его делает тихою и невыразительною. Он будет держать экзамен на магистра юридических наук и желает сперва найти место старшего учителя, а потом адъюнкта в университете. Он же притом хороший археолог и желал бы служить при Археологической комиссии. Одним словом — да будет ему по его достоинствам, а он соединяет в себе достоинств более, нежели кто-нибудь из известных мне молодых людей.
 
 
 
ПриміткиCollapse )
 

Tags: , ,

(Прокоментувати)

20 травня
06:00
[maksymus]

[Посилання]

Відозва «Братья великороссияне и поляки!»
 
ВІДОЗВА «БРАТЬЯ ВЕЛИКОРОССИЯНЕ И ПОЛЯКИ», ВИЛУЧЕНА У М. І. ГУЛАКА ПІД ЧАС ОБШУКУ 2 КВІТНЯ 1847 р. 1845 р. кінець — 1846 р.
       
       
        Братья великороссияне и поляки! 496
       
        Сие глаголит к вам Украина, нищая сестра ваша, которую вы распяли и растерзали и которая не помнит зла и соболезнует о ваших бедствиях и готова проливать кровь детей своих за вашу свободу. Прочитайте послание это братское, обсудите важное дело вашего общего спасения, восстаньте от сна и дремоты, истребите в сердцах ваших безрассудную ненависть друг к другу, возженную царями и господами, на общую погибель вашей свободы, устыдитесь ярма, которое тяготит ваши плечи, устыдитесь собственной своей испорченности, предайте проклятию святотатственные имена земного царя и земного господина, изгоните из умов ваших дух неверия, занесенный от племен немецких и романских, и дух закоснелости, вдохнутый татарами, облекитесь в свойственную славянам любовь к человечеству, вспомните также о братьях ваших, томящихся и в шелковых цепях немецких и в когтях турецких, и да будет целью жизни и деятельности каждого из вас: славянский союз, всеобщее равенство, братство, мир и любовь, господа нашего Иисуса Христа.
        Аминь.
       
       
ФотокопіяCollapse )
 

Tags: , , , ,

(Прокоментувати)

19 травня
18:00
[maksymus]

[Посилання]

Відозва «Брати українці!»
 
ВІДОЗВА «БРАТИ УКРАЇНЦІ», НАПИСАНА М. І. КОСТОМАРОВИМ, ВИЛУЧЕНА У М. І. ГУЛАКА ПІД ЧАС ОБШУКУ В ОЛЕКСІЇВСЬКОМУ РАВЕЛІНІ 2 КВІТНЯ 1847 р. 1845 р. кінець — 1846 р.
       
       
        Брати українці! 492
       
        От сю розказу полагаючи перед ваші очі, даєм вам уважити, чи добре воно так буде.
        1. Ми приймаємо, що усі слов’яне повинні з собою поєднатися.
        2. Але так, щоб кожен народ зкомпонував свою Реч Посполиту і управлявся несмісимо з другими, так, щоб кожен народ мав свій язик, свою літературу і свою справу 493 общественну. Такії народи по нашому: москалі, українці, поляки, чехи, словаки, хорутани, іллір[о]-серби і болгари.
        3. Щоб був один сейм або рада слов’янська, де б сходились депутати оду всіх Речей Посполитих і там розважали б і порішали такі діла, котрі б належали до цілого союза слов’янського.
        4. Щоб в кожній Речі Посполитій був свій правитель, вибраний на года, і над цілим союзом був би правитель, вибраний на года.
        5. Щоб в кожній Речі Посполитій була посполита рівність і свобода і станів не було ов[с]і 494.
        6. Щоб приймано депутатами і урядниками не по роду, не по достатку, а по розуму і просвіщенності народним вибором.
        7. До того, щоб віра христова була основою закону, і общественної справи в цілому союзі і в кожній Речі Посполитой.
        Отсе вам, братіє українці обох сторон Дніпра, подаєм на увагу, прочитайте пильно і нехай кожен думає, як до сього дійти, і як би лучше воно було. Як багато голов, то багато розумів, кажуть. Коли ви об сім станете думати, то в той час, як прийде пора говорити об сім, вам господь бог дарує смисл і уразумєніе.
       
       
       
       
       
        Братья украинцы!
       
        Это рассуждение предлагаем вам перед глаза и даем на размышление: хорошо ли так будет, как эти пункты скажут.
        Мы принимаем, что все славяне должны между собою соединиться. Но так, чтоб каждый народ составлял особенную Речь Посполитую и управлялся не слитно с другими; так, чтоб каждый народ имел свой язык, свою литературу, свое общественное устройство. Такими народами признаем: великороссиян, украинцев, поляков, чехов, лужичан, хорутан, иллиро-сербов и болгар.
        Чтоб существовал сейм или славянское собрание, где бы сходились депутаты от всех республик славянских и там рассуждали бы и решали дела, которые относятся ко всему союзу славянскому.
        Чтоб в каждой республике был правитель, избранный на время, и над целым союзом был такой же правитель, выбранный на время.
        Чтоб в каждой республике было всеобщее равенство и свобода и никакого различия сословий.
        Чтоб депутатами и чиновниками делали не по происхождению и по имуществу, а по уму и образованности народным выбором.
        Чтоб вера христова была основанием законодательства и общественного порядка в целом союзе и в каждой республике.
        Вот братья украинцы, жители Украины обоих сторон Днепра, мы даем вам это размышление; прочитайте со вниманием и пусть каждый думает, как достигнуть этого, и как бы лучше сделать. Много голов, много умов, — говорит пословица. Если вы об этом станете прилежно думать, то когда придет пора вам заговорить об этом, господь дарует вам смысл и уразумение.
       
       
ФотокопіяCollapse )
       
       
       
ПриміткиCollapse )
 

Tags: , , , ,

(11 коментарів | Прокоментувати)

06:00
[maksymus]

[Посилання]

Книги буття українського народу
 
        27 грудня 1846 р.
 
       { Книги буття українського народу }
        [...] І пропала Україна. Але так здається.
        Не пропала вона, бо вона знати не хотіла ні царя, ні пихи, а хоч і був цар, та чужий, і хоч були пани, та чужі; а хоч з української крові були ті виродки, одначе не псовали своїми губами мерзенними української мови і самі себе не називали українцями, а істий українець, хоч був він простого, хоч панського роду, тепер повинен не любити ні царя, ні пана, а повинен любити і пам’ятовати єдиного бога Іісуса Христа, царя і пана над небом і землею. Так воно було прежде, так і тепер зосталось.
[...]

 

Tags: , , ,

(Прокоментувати)

16 травня
06:00
[maksymus]

[Посилання]

СТАТУТ КИРИЛО-МЕФОДІЇВСЬКОГО ТОВАРИСТВА. 1845 р. кінець — 1846 р.
       
        Устав Славянского общества св. Кирилла и Мефодия
       
        Главные идеи
       
        1. Принимаем, что духовное и политическое соединение славян есть истинное их назначение, к которому они должны стремиться.
        2. Принимаем, что при соединении каждое славянское племя должно иметь свою самостоятельность, а такими племенами признаем: южно-руссов, северно-руссов с белоруссами, поляков, чехов с [сло]венцами, лужичан, иллиро-сербов с хурутанами и болгар.
        3. Принимаем, что каждое племя должно иметь правление народное и соблюдать совершенное равенство сограждан по их рождению, христианским вероисповеданиям и состоянию.
        4. Принимаем, что правление, законодательство, право собственности и просвещение у всех славян должны основываться на св[ятой] религии господа нашего Иисуса Христа.
        5. Принимаем, что при таком равенстве образованность и чистая нравственность должны служить условием участия в правлении.
        6. Принимаем, что должен существовать общий Славянский собор из представителей всех пле[мен].
       
       
        Главные правила общества
       
        1. Установляем общество с целью распространения вышеизложенных идей преимущественно посредством воспитания юношества, литературы и умножения числа членов общества. Общество именует своими покровителями святых просветителей славянства Кирилла и Мефодия и принимает своим знаком кольцо или икону с именами или изображением сих святых.
        2. Каждый член общества, поступая, произносит присягу употреблять дарования, труды, состояние, общественные свои связи для целей общества, и ежели бы какой член потерпел гонение и даже мучения за принятые обществом идеи, то, по данной присяге, он не выдает никого из членов, своих собратий.
        3. В случае член попадет в руки врагов и оставит в нужде семейство, общество помогает ему.
        4. Каждый член общества может принять нового члена общества без необходимости сообщать ему об именах прочих членов.
        5. В члены принимаются славяне всех племен и всех званий.
        6. Совершенное равенство должно господствовать между членами.
        7. Так как в настоящее время славянские племена исповедуют различные вероисповедания и имеют предубеждение друг против друга, то общество будет стараться об уничтожении всякой письменной и религиозной вражды между ими и распространять идею о возможности примирения разногласий в христианских церквях.
        8. Общество будет стараться заранее об искоренении рабства и всякого унижения низших классов, равным образом и о повсеместном распространении грамотности.
        9. Как все общество в совокупности, так и каждый член должны свои действия соображать с евангельскими правилами любви, кротости и терпения; правило же: «Цель освящает средство» общество признает безбожным.
        10. Несколько членов общества, находясь в 1 одном известном месте, могут иметь свои собрания и постановлять частные правила для своих действий, но дабы они не противоречили главным идеям и правилам общества.
        11. Никто из членов не должен объявлять о существовании и составе общества тем, которые не вступают или [не] подают надежды вступить в него.
       
        Помітка: Найдено в бумагах Гулака, а писано рукою Белозерского.
       
       
        Ч. II. арк. 180 — 181. Автограф.
        Ч. I, арк. 3 — 5. Копія.
        Опубл.: Русский архив. — 1893. — № 7. — С. 339 — 401;
        Киевская старина. — 1906. — № 2. — С. 138 — 140. Былое. — 1906. — № 2. — С. 66 — 67.
       
       
        1 Закреслено: «различных».
       
        Кирило-Мефодіївське товариство: У 3 т. — К.: Наук. думка. 1990. — Т. 1. — С. 150-152.
       

Tags: , , ,

(3 коментарі | Прокоментувати)

15 травня
06:00
[maksymus]

[Посилання]

Із спогадів М. Костомарова
 
        * * *
       
        Наступили рождественские святки. В Киев приехал старинный мой знакомый, бывший некогда студент Харьковского университета Савич, помещик гадячского уезда. Он ехал в Париж. В первый день рождества мы сошлись с ним у Гулака на Старом Городе в доме Андреевской церкви. Кроме него, гостем Гулака был Шевченко. Разговоры коснулись славянской идеи; естественно, выплыла на сцену заветная наша мысль о будущей федерации славянского племени. Мы разговаривали, не стесняясь и не подозревая, чтобы наши речи кто-нибудь слушал за стеной с целью перетолковать их в дурную сторону, а между тем так было. У того же священника квартировал студент по фамилии Петров 1, он слушал нашу беседу и на другой же день, сошедшись с Гулаком, начал ему изъявлять горячие желания славянской федерации и притворился великим поборником славянской взаимности. Гулак имел неосторожность с своей стороны открыть ему задушевные свои мысли и рассказал о бывшем нашем предположении основать общество. Этого только и нужно было. Около этого же времени я написал небольшое сочинение о славянской федерации 2, старался усвоить по слогу библейский тон. Сочинение это я прочитал Гулаку; оно ему очень понравилось и он списал его себе, а потом, как я узнал впоследствии, показал студенту Петрову. Белозерского уже не было в Киеве; он отправился в Полтаву учителем в кадетский корпус. У него был также список этого сочинения.
       
        Автобиография Н. И. Костомарова под ред. В. Котельникова, стор. 195 — 196.


ПриміткиCollapse )
 

Tags: , ,

(Прокоментувати)

3 травня
06:00
[maksymus]

[Посилання]

Спогад Юліана Беліни-Кенджицького про кирило-мефодіївців
 
        * * *
       
        В будиночку, що на противному боці, тільки через дорогу, зустрів я дуже веселого товариша, з яким дивним способом ми познайомились. Є це маляр і поет в одній особі. Зветься Тарас Шевченко.
        Одного вечора, коли я сидів біля вікна і пив чай, чую замашний спів дуже гарним і чистим голосом:
       
                Гей, на горі там женці жнуть...
       
        Потім співак перейшов на ліричний тон. Пісеньки посипались з його уст одна за одною. Свідків і слухачів не було. Над ним горяне небо, коло нього гущавина дерев, а навкруги пустка й тиша.
        Співи повторялися частоCollapse ) Ми пили й розмовляли до півночі. Слово по слову договорились до того, що я приїхав з Немирова. Шевченко по-польськи говорив добре й поправно, лише іноді вживав українські фрази.
        — Це ж там мучився той бідолаха!
        — Юрашко, — додав я.
        Обидва ми мали на увазі нещасного сина Богдана Хмельницького...
        Моє знайомство з Шевченком ставало дуже сердечним. Ми навідувались один до одного досить часто. Але ні в себе, ні в нього я ніколи нікого чужого не бачив... Раптом мій новий друг щез на пару днів. З Іванишевим копали могилу Переп’ята...Collapse )
        Одного разу забігає до мене Шевченко під вечір і каже:
        — Приходь до мене сьогодні, як смеркне, поговоримо.
        Сказав це якимсь таємничим тоном і зацікавив мене...
        Різні погляди Костомарова і Шевченка на цілі братства:Collapse )
        — Під одним православним царем і в одній православній вірі всі повинні поєднатися, — загомонів Костомаров.
        — Ось тобі, бабо, весілля! — відповів йому Шевченко. — Ти, Миколо, хочеш усіх слав’ян до попової хати завернути.
        Той заміт збентежив Костомарова. У нього, певно, було таке враження, що в присутності поляка не годилось висувати царя як голову й провідника Слав’янщини.
        По хвилі мовчанки розмову про братство Шевченко закінчив словами:
        — Тяжка то буде справа з тією федерацією!
        Так мені здавалося, що Костомаров був незадоволений нашою розмовою. Він не хотів бути щирим зі мною, а я не міг уявити собі федерації слав’ян серед таких умов, де з однієї сторони тиснуть німці, а з другої — ніби слав’янська Москва, а допомоги нізвідки.
        Ви думаєте про заснування якогось наукового товариства?Collapse )
        — Справа в тому, — сказав згодом, — щоб ту силу, якою є слав’янський світ, спрямувати на нову дорогу — об’єднання і спільної праці для слав’янської єдності. Нехай слав’яни пізнаються взаємно, нехай навчаться шанувати себе взаємно, нехай з тою думкою дозрівають, а там і пора їх прийде. Сьогодні по нашій шкурі хто хоче, той їде..., а слав’янський народ став гноєм для німців. Будують свою силу і славу на слав’янських трупах.
        Лице його ожило, коли те говорив.Collapse )
        Костомарова вже не видаю. Видно, я йому не сподобався, обходить мене. І мені він не припав до вподоби. Ще нічого не зробив, а вже хоче всіх навернути до православної церкви й до білого царя. Для тієї його федерації ніхто либонь не відцурається від своєї народності, ні від своєї віри. Дуже сумніваюсь, чи вдасться йому створити таке товариство, в якому члени, в ім’я науки і взаємного пізнання, для дуже далекої утопії схотіли б ходити на чужому ремінчикові — і то на чийому?
        Серед наших та думка теж не знайшла визнання.Collapse ) Билися ми, мордувалися ми, пане брате, і домордувалися до спільної неволі.
       
        Юліан Беліна-Кенджицький 214 [Записки], газ. «Український голос» (Перемишль), 1927, 13, 20 березня. [Див. переклад]
       


ПриміткиCollapse )
 

Current Location: Київ
Tags: , ,

(1 коментар | Прокоментувати)

27 квітня
06:46
[maksymus]

[Посилання]

Кониський О. Я. Тарас Шевченко-Грушівський: Хроніка його життя [Під час перебування на Україні (1845—1847), стор. 36]
 
 
        Подорожуючи по Україні, Шевченко незвичайно бережно робив видатки з тих грошей, що дано йому з комісії на подорож: проїздивши три місяці, він видав 115 крб. 31 коп., а останні — 31 грудня вернув в комісію 397.
        Прийшли різдвяні свята. Увечері першого дня Різдва братчики «кирило-мефодіївці» забралися «колядувати» до Миколи Гулака. Вже ж тут був і Шевченко. Був і дідич з Полтавщини Савич, що, простуючи до чужих країв, переїздив через Київ. Серед жвавого, освіченого і однодумного товариства йшла жвава та щира бесіда. Щиросерді братчики балакали про долю слов’ян взагалі, а найпаче про долю і побит України. Висловлювали надії про визволення українського народу з кріпацтва, про визволення України і інших земель слов’янських з неволі політичної, з темноти і своїм звичаєм мріяли про федеративне з’єднання слов’ян. Костомаров загарливо доводив велику потребу наукової слов’янської спілки, бо слов’янські народи вельми мало знають один одного. Звернули бесіду на історію України, на часи Хмельницького. Костомаров тоді саме працював коло подій Богданових. Нещодавно він, як був на Волині, оглядав Берестечко. Зовсім натурально, що перед молодими і палкими дітьми України ожив образ колись вільної, з устроєм демократичним, а нині зневоленої і зрабованої нені-України. Перед ними воскресла воля, козацька рада, гетьмани з усім виборним урядом. Натурально, що глибоко перейнятлива душа і чутке серце Тараса повинні були з такої бесіди високо підбадьорити і напоїти його високим духом патріотизму; не можна було йому не прирівняти минулого до сучасного, а порівнявши, не можна було вдержати в душі слово глибокого жалю і вболівання; слово дорікання і ганьби сучасному!.. Як його було не згадати, напр[иклад], хоч гадяцьких актів Виговського з широкою волею друку і слова, а згадавши, не можна і не порівняти їх до тієї «волі», що при панованні її «від молдавана аж до фінна на всіх язиках все мовчить...» Упоєний згадками і малюнками минулого життя України, Шевченко говорив голосно, жваво і нездержливо. Йому, як, певна річ, і нікому з його товаришів і в думку не приходило, що, може, між ними ворог сидить та сочить їх... Коли бесіда зійшла на тодішні «порядки російські», на устрій державний і т. ін. Шевченко, як повідає Костомаров, висловлювався «не зовсім цензурно».
        Довго, геть за північ, гомоніли братчики і веселими розійшлися вони з кватири Гулака (в домі попа з церкви св. Андрія), не маючи й гадки, що отой «святий» веселий вечір, що так ясно світив їм, небавом стане про них хмарою, з якої вдарить блискавка, лине дощ, заллє їх «огонь святий» і молоде життя їх розіб’є, розтрощить в скіпки...
 
 
 
ПриміткиCollapse )



КоментарCollapse )



Попередня                 Наступна

Tags: , ,

(Прокоментувати)

21 квітня
18:00
[maksymus]

[Посилання]

Лист П. Куліша до М. Костомарова. Санкт-Петербург, Нова Дєрєвня, 27 червня 1846 р.
 
        С. Петербург, Новая Деревня 1,
        1846, июня 27.
 
        Молодые люди, вдаваясь в изучение Малороссии, нисколько не лишают себя этим возможности усвоить себе [Було: изучить] образованность европейскую. Зачем брать крайности? Можно любить свой буколический хутор и восхищаться блеском столицы ещё больше, нежели человек, никогда в хуторе не живавший. Можно знать наизусть все наши песни, предания и летописи и усвоить себе образованность европейскую в высшей степени. Я не понимаю, как Вы одним решительно исключаете другое! Но если на нашем языке невозможно писать того, до чего не дожил наш народ, то неужели следует из этого, что не нужно писать на нём и того, до чего он дожил? Вы восхищаетесь огромными деревьями и оставляете без призрения самородные ростки, из которых будут впоследствии такие же. Удивительно! Ваше мнение, что для изучения своего языка нужно удаляться от образованного общества, совершенно ошибочно. Для этого стоит только заглянуть вам в те дома, из которых выходят образованные люди, живущие в просвещённом обществе, напр[имер] Белозерский, и посмотреть, как воспитываются там дети и как они изучают родной язык. И я теперь живу не всегда посреди невежд (хотя по большей части эти просвещённые меньше имеют знаний и ума, нежели украинские поселяне), однако ж знаю украинский язык. Вы говорите, что можно писать на этом языке только мужицкие повести. Но у вас перед глазами Шевченко, который выражает на этом языке и псалмы Давида, и чувства, достойные уст самого высшего общества:
 
                «Обідрана, сиротою, понад Дніпром плаче;
                Тяжко-важко сиротині, а ніхто не бачить!» 2
 
        Зачем вы говорите, что у нас, украиноманов, идеалы в голове — мужики, свинари, чумаки и т. п. рабы? Я в этих словах не узнаю вас. Это брань и больше ничего. Украинец сочувствует и Ахиллесу, и Александру Македонскому, и крестовым походам, и Генрихам, и Людовикам и прочее, но следует ли из этого, чтобы он, оставив своё, писал о них? Пусть пишут о них греки и немцы: нам довольно знать это — и мы знаем. Но оставить своих полуобразованных Гекторов и Ахиллов потому только, что мы не имеем Периклов, Сократов, Наполеонов, — верх безрассудства. И вы ли, Н[иколай] И[ванович], вы ли можете говорить эти ужасные слова: «Я не обвиняю тех, которые холодны к своему родному. Человек стремится к лучшему, а чужое лучше!». Нет, у вас засохла живая струна, без которой никогда не будет гармонии в ваших учёных и поэтических действиях. Я обвиняю строго! и учить не быть холодным к своему — значит то же, что сказать мёртвому: воскресни! Если увянут подобным образом все действующие на литературном поприще малороссияне, то и тогда я спокоен и о них не жалею. Явятся новые из народа, явятся сердца свежие, которым сама природа без науки внушит любовь к своему родному, и они примутся работать и приносить жертвы с таким жаром, какого, может быть, ещё и не видано! 3 Если чужое лучше (в чём я и согласен), то следует ли из этого, что наше ничего не стоит, не стоит усилий целой жизни таких ничтожных существ, как один человек сам по себе? Чужое лучше потому, почему обременённая вкусными плодами яблоня лучше слабого и недоставляющего ни прохлады, ни красоты, ни плодов дубчика. Следует ли из этого, что мы должны прилагать свои усилия к усилиям иноземцев, более нас способных для своего поля сделать, и оставить наше, вовсе недоступное для иностранцев и ожидающее только наших трудов? Повторяю: довольно нам изучить иностранное, руководствоваться опытами веков, но действовать у себя дома.
        Христианство же никак не должно охлаждать наше стремление к развитию своих племенных начал, ибо не без причины брошено в землю зерно и пустило уже глубоко корень 4. Потеря нашего языка и обычаев есть худшее, что может случиться, а вы говорите, что лишь бы мы были отличными христианами, это ещё не несчастье. Развитие совершается сперва в действователяхCollapse )
        Бодянский уже печатает в «Чтениях» Московского Общества Летопись Самовидца. По получении этого письма прошу с первою почтою выслать на его имя остаток этой летописи с 1668 года 9. Пожалуйста ж, не сделайте ему остановки. Будьте точны хоть раз в жизни. Клянусь, я прихожу в отчаяние от безладицы всех вас в исполнении ваших обещаний и моих просьб. Три маленькие гимназиста аккуратнее исполнили бы свои обязанности в отношении к отсутствующему другу, нежели все вы. Я не знаю, что мне с вами делать! Видно, мне придётся от камени сотворити себѣ други 10.
        Адресовать на имя Плетнёва.
        Ну как таки вам не сообщить мне своего адреса?
 
 
 
ПриміткиCollapse )
 

Tags: , ,

(3 коментарі | Прокоментувати)

15 квітня
18:00
[maksymus]

[Посилання]

Кониський О. Я. Тарас Шевченко-Грушівський: Хроніка його життя [Під час перебування на Україні (1845—1847), стор. 29]
 
 
        В паперах, одібраних потім у Костомарова, Гулака і інших, був статут товариства і «Правила» задля братчиків. Статут складався з 6-х, а «Правила» — з 11 параграфів. §2 становив: «Кожен народ слов’янський повинен мати свою самостійність; такими народами признаються: українці, велико- і білорусини, поляки і інш». § 3. «Кожен народ повинен мати управу народну і оберегати рівноправність громадян». §4 «Управа, законодавство, право власності й освіти повинні бути засновані на св. релігії Ісуса Христа». § 6. «Загальний собор слов’ян складається з заступників всіх слов’янських народів». §2 «Правил» наказував присягу братчиків».
        Як шпарко зростала численність братчиків, сього Костомаров не повідає; але від Пильчикова доводилося мені чути, що під час арешту братчиків (березіль р. 1847) в товаристві було вже мало не сотня братчиків. Реєстру братчиків не було на папері, і взагалі товариство пильновало якомога уникати канцелярщини. Таке розумне поводження стало в великій пригоді, і коли з доносу Петрова линув на братство дощ арештів, дак в лабети попалося вельми мало братчиків, тільки ті, яких стрівав Петров у Гулака і знав їх наймення. Таким чином, доволі братчиків київських і ніхто з провінціальних не вскочили в пригоду і не зазнали арештів. А слідчі «III отделения» запевнилися, що товариство складалося лишень з трьох чоловік.
        Приєднати Шевченка до сього товариства було вельми легко. Грунт до того був заздалегідь виготовлений; сам Шевченко був перейнятий тими національними, слов’янофільськими і демократичними ідеями, що Костомаров поклав яко основу братства. Ще за півроку до знайомості з Костомаровим, Шевченко плакався, що
 
        Кругом неправда і неволя,
        Народ замучений мовчить...
 
        і бажав,
 
        Щоб усі слов’яни стали
        Добрими братами
        І синами сонця правди.
 
        Не трудно з’ясовати, з якої криниці Шевченко набрав ідей всеслов’янського братолюбія. Певна річ, що він був знайомий з творами польських письменників, таких слов’янофілів, як Залеський 381, Грабовський 382 і інші. Хоч Шевченкові і браковало освіти систематичної, але керманичем його простовання був такий слов’янофіл, як Осип Бодянський, і Шевченко історію рідного краю знав настільки добре, наскільки можна було тоді її знати при тогочасному убожестві на матеріал для вивчення історії. Він тямив історію ідейно і там, де браковало йому знання, він вгадував своїм чутким серцем.
        Погляди його на події історичні взагалі, оскільки можна нам спостерегти їх, були доволі певними. От, напр[иклад], говорячи про революції по Європі Західній і на Україні, він каже: «Одно, чим українці відрізнялися від європейців у революційних вчинках, було те, що кроваві трагедії на Україні були справою цілої нації і ніколи не здіймалися ті вчинки з волі одного якого-будь пройдисвіта на подобу, напр[иклад], Катерини Медічі» 383. Таким чином, скоро Костомаров розповів Шевченкові свої думки і заходи коло товариства, поет зараз згодився пристати до останнього, хоча до ідеї поєднання з москалями стосовався задирливо і нетолерантно 384. Такі відносини до москалів, певна річ, виходили з того, що Шевченко відав про московське слов’янофільство і тямив, що простовання останнього єсть превподоблення, яскраво висловлене Пушкіним, щоб «славянские ручьи слилися в русском (в московському) море»; себто, щоб москалі асимілювали слов’ян і пановали над ними. А Шевченко розумів слов’янофільство яко братолюбіє, яко спілку слов’ян, зорганізовану на грунті повної, реальної рівноправності і волі автономічної для кожної народності. Перед очима у Шевченка стояла ще свіжою московська нетолерантність до України і до розвитку її мови і письменства, висловлена російськими критиками на чолі з Бєлінським. Річ натуральна: не можна, шануючи самого себе і свою націю, почуваючи достоїнство власної особи і нації, не можна бути толерантним до того, хто до тебе виявляє грубіянську нетолерантність. На те, щоб зникла або хоч не буяла нетолерантність у Шевченка до москалів, треба було таких фактів, щоб під впливом їх почуття уступало своє місце розуму. Скоро Шевченко бачив такі факти, він ставав високотолерантним чоловіком. Про се яскраво свідчать його «Записки»: там часто-густо бачимо його-толерантність і шанобу до людей, не вважаючи на їх національність. Напр[иклад], перед декабристами, перед Герценом Шевченко поводився, можна мовити, побожно, яко перед апостолами правди і волі.
        В споминках Куліша 385 ми читаємо, що його і Шевченка «не прийнято до тайного політичного товариства задля того, що ми й самі по собі працюватимемо задля слов’янської і вкраїнської свободи, а тим часом на случай ігемонського гоніння до нас ніхто не причепиться». Ледві чи можна уважати сю звістку певною після того, що повідав нам Костомаров. Що Шевченко належав до товариства яко братчик, про се говорив мені і Пильчиков, нарешті, в листі до Костомарова, писаному в Борзні 1 лютого р. 1847, Шевченко говорить: «О братстві не пишу, бо нічого й писать». Я певен, що ні про яке більш братство говорить тут Шевченко, як не про Кирило-Мефодіївське!
 
 
 
ПриміткиCollapse )



КоментарCollapse )



Попередня                 Наступна

Tags: , ,

(Прокоментувати)

11 квітня
06:00
[maksymus]

[Посилання]

Кониський О. Я. Тарас Шевченко-Грушівський: Хроніка його життя [Під час перебування на Україні (1845—1847), стор. 28]
 
 
        Костомаров застав в Києві готовий грунт ідейний і готовий, тільки що не зорганізований, контингент молодіжі, перейнятої тією ідеєю і бажанням служити їй. По думці Костомарова, а вже ж і по думці київських його товаришів молодих: Гулака, Білозерського, Маркевича, Андрузького, Навроцького і інш., бажана спілка слов’ян не повинна була обмежуватися сферою поезії да науки; вона з’являлася їм в образах, в які повинна втілитися задля пришлої історії. Одно слово, ідея слов’янської спілки, сплоджена на грунті письменства і науки, розрослася вже до сфери життя політичного і соціально-економічного і з’являлася вже в формі устрою на подобу стародавніх республік Греції або сучасних сполучених держав Південної 379 Америки.
        По думці Костомарова і його товаришів, слов’яне повинні з’єднатися, але ж при тому з’єднанні кожна слов’янська народність задержує власну автономію. Федерація по самим тільки народностям не вдовольняла більш за все через те, що не кожна народність має однакову кількість маси. Тим-то до слов’янської федерації брали іншу міру для поділу, одначе ж цілком зберігаючи право кожної національності. Гадали, що відповідним був би адміністративний поділ земель, незалежно від національності. Гадали, щоб по всіх частинах бажаної федерації слов’ян були б однакові права грунтовні й закони; однакова вага, міра і монета; торгівля б була вільною; кошар кордонних і зла щоб не було; кріпацтво щоб всій федерації було скасоване і т. ін. Міркуючи, яким шляхом найшвидше можна прийти слов’янам до такої спілки, зупинилися і стали на шляху єдино і тоді, і за наш час певному: себто вигодовання громади духом отих ідей. Звідсіль вже сама собою виходила неминуча потреба організації шкіл, та щоб по школах учителювали люде щирі, перейняті вимовленими вгорі ідеями і вдатні пересаджувати ті ідеї в молоді покоління. Консеквентно далі, щоб придбати якомога більш таких людей, треба завести таку організацію, щоб гуртовала людей, виховувала їх в ідеях слов’янської федерації і простала ті ідеї шляхом письменства, науки і взагалі широким шляхом виховання. От такою стежкою і прийшли до думки організовати те слов’янське братство, що потім охрещено його Кирило-Мефодіївським товариством. Вперше думка про організацію товариства була висловлена в квартирі Гулака з самого початку січня р. 1846, коли ні Шевченка, ні Куліша, як знаємо, в Києві не було: перший був в Полтавщині, а останній в Петербурзі. До товариства, ще тільки проектованого зараз, опріч Костомарова і Гулака, пристали Навроцький, Пильчиків, Маркович і Білозерський Василь. Статут товариства уложив Костомаров. Білозерському прийшла думка, щоб товариші носили перстені з словами: «Кирило і Мефодій, січень, 1846». Через се «III отделение» і охрестило товариство Кирило-Мефодіївським. На печатці товариства були вирізані слова: «Розумійте істину і істина ослобонить вас». Програму товариства Костомаров в своїй автобіографії переказав так: метою товариства стоїть — простання ідеї слов’янського з’єднання і сподіваної федерації слов’ян на грунті повної волі й аатономії народності Повна воля віри і однакові права кожної релігії. Усяка пропаганда, яко при повній волі, не потрібна, не повинна бути; одначе гадали прихиляти слов’ян латинської віри, щоб в богослуженні уживали мови слов’янської. Щодо мови, яка б ставала загальною усім слов’янам, дак сього питання не обрадили; гадали тілько, що такою мовою може стати великоруська, яко більш за всі інші слов’янські мови розповсюджена. Далі: для народу обов’язкова школа; скасовання кріпацтва, усяких привілеїв, кари по тілу і кари на горло. Бажали, щоб слов’яне пристали до Росії і організовали федерацію; Росія була б поділена на держави чи частини: північну, північно-східну, південно-східну, горішню і низову волзькі, дві українських, одну середущу, дві південних, дві сибірських, одну кавказьку. Біла Русь, як і Польща, Чехи, Морава, Сербія і Болгарія становили б кожна свою державу. Поділ сей не вважали за нестеменний, а гадали, що його можна і переіначувати відповідно потребам економічним і іншим. Київ, не належачи до жодної держави, був би осередком, де збиралася б рада загальна. Раду складали б дві палати: одна — з міністрів і виборних сенаторів, друга — з виборних заступників. Рада збиралась би щочотири роки, а коли треба, то й частіш. У кожної держави була б, опріч того, власна рада, що збиралася б щороку. У кожної держави — свій виборний голова і сенат: головна власть центральна — в руках голови, вибраного на чотири роки, і в руках міністрів. Про случай оборони федерації від ворогів околишніх була б регулярна армія, але не велика, бо у кожної держави була б власна міліція. Про случай війни муштрувались би військовій штуці уся вдатна до того людність.
        «Ідея оцього товариства, зорганізованого мною, — каже Костомаров, — пронизала усього мене до фанатизму, і я простав її скрізь, де можна було». Найбільш за всіх розповсюджував її Дмитро Пильчиків; він більш за всіх впливав на молодіж своєю умілостію поводитися з нею і своєю чесною вдачею 380.
 
 
 
ПриміткиCollapse )



Попередня                 Наступна

Tags: , ,

(Прокоментувати)

10 квітня
18:00
[maksymus]

[Посилання]

Кониський О. Я. Тарас Шевченко-Грушівський: Хроніка його життя [Під час перебування на Україні (1845—1847), стор. 27]
 
 
VII
 
        Де, в чому і яким чином відбився вплив Костомарова яко історика на поетичні твори Шевченка, про се не будемо тут здіймати бесіди, тепер річ про той лишень вплив Костомарова, що прилучив Шевченка до так званого Кирило-Мефодіївського братства чи товариства. Звісно, не можна вгадати: чи зазнав би Шевченко солдатчини, заслання і казармово-яремної неволі і тоді, коли б не існувало того братства? Обставини складалися так, що можна було йому і без братства вскочити в лабети; але можна було і остерегтися. В усякому разі, перед нами певен той факт, що приводом до арештовання Шевченка, приводом до доносу студента Петрова було існування Кирило-Мефодіївського товариства, через те і мусимо спинитись трохи коло сього товариства.
        Про нього досить чимало було друковано в пресі російській, а проте нестеменно певного ми й досі відаємо вельми мало. Та й в тому, що було надруковано, — вельми трудно розібратися. Противорічі сила! Без помилки не можна запевне сказати навіть того, хто саме був першим ініціатором і організатором товариства? Скільки в товаристві було товаришів і чи почало товариство яку-будь свою реальну роботу? З документа урядового, властиво з конфірмації над Шевченком, Костомаровим і іншими 376, виходить, нібито товариство те «існувало тільки кілька місяців під кінець року 1845 і з початку 1846 і складували його тільки три чоловіки: Гулак, Костомаров та Білозерський.
        Трудно визначити, кому першому прийшла думка організовати товариствоCollapse ) За життя свого, коли траплялося Костомарову здіймати прилюдно бесіду про Кирило-Мефодіївське товариство, він не говорив усієї правди; та й не можна було сього зробити; навіть після смерті його цензура накладала своє veto і на ті невеличкі споминки, що лишив Костомаров в своїх автобіографіях. Так от, в автобіографії, що переказав він д. Білозерській, не можна було «Русской мысли» надруковати споминок автобіографічних про назване товариство, і ледві вже в «Русской старине» з’явився той шматочок. В «Литературном наследии», надрукованому р. 1890, в автобіографії Костомарова не надрукована уся та глава, де наш історик розповідає про події р. 1845 і 1846 у Києві, а потім про арештовання його, про слідство і заслання 377. Можна гадати, що там Костомаров подав більш подробиць, ніж в автобіографії, списаній Білозерською 378.
 
 
 
ПриміткиCollapse )



КоментарCollapse )



Попередня                 Наступна

Tags: , , ,

(Прокоментувати)

11 липня
09:30
[maksymus]

[Посилання]

11 липня 1857 року

       
11 [июля]
         
        В полночь переменился ветер. Отошел к норд-весту.
        Я полюбовался прозрачными исчезающими облаками и лег спать. Проснулся до восхода солнца. Небо было чисто. Только одна-единственная звездочка, как алмаз, горела высоко на востоке. Это должна быть Аврора. Солнце не успело выглянуть из-за горизонта, и она исчезла. Я весело принялся за свой чайник. И когда все было готово для моего утреннего одинокого пиршества, я очинил внимательно перо, развернул свой журнал и, что называется, полбуквы не мог написать, так мне вдруг сделалось весело. И я, напившись чаю и наслушавшись чириканья веселых ласточек, отправился в укрепление заказать торбу для сухарей и взять второй том Либельта. Зашел к Мостовскому, он мне предложил стакан чаю, от которого я не имел силы отказаться, потому что чай был с лимоном — неслыханная роскошь в этой пустыне. За чаем сообщил он мне о начавшемся следствии над женихом и невестой. Следствие началось медицинским освидетельствованием невесты, как водится, в присутствии понятых. Причем лекарь Никольский сострил, найдя невесту нерастленною, что подало повод к грубым насмешкам над женихом. Мерзость!
        Заказавши торбу для сухарей, я окончательно упаковал свою мизерию, взял второй том Либельта и три оставшиеся сигары, из числа тех 25 сигар, что прислал мне Лазаревский вместе с сепиею. Отличные сигары, настоящие гаванские. Возвратившись на огород, я по обыкновению до обеда лежал под своею любимою вербою и читал Либельта. Сегодня и Либельт мне показался умеренным идеалистом и более похожим на человека с телом, нежели на бесплотного немца. В одном месте он (разумеется, осторожно) доказывает, что воля и сила духа не может проявиться без материи. Либельт решительно похорошел в моих глазах. Но он все-таки школяр. Он пренаивно доказывает присутствие Всемогущего Творца Вселенной во всем видимом и не видимом нами мире. И так хлопочет об этой старой, как свет, истине, как будто это его собственное открытие.
        За обедом было веселее обыкновенного. Комендант подтрунивал над моими сборами в поход, другие ему вторили более или менее любезно, но вообще вся компания была, как говорится, в своей тарелке. После обеда я, также по обыкновению, заснул под своей фавориткою вербою, а перед вечером надел чистый китель, соломенную шляпу-самодельщину и пошел на туркменские бакчи (баштаны), и, несмотря на скудость зелени, мне и бакчи понравились. Я зашел к хозяевам в аул. Около кибиток играли с козлятами нагие смуглые дети, визжали в кибитках женщины, должно быть ругались. А за аулом мужчины творили свой намаз перед закатом солнца. Вечер был тихий, светлый. На горизонте чернела длинная полоса моря, а на берегу его горели в красноватом свете скалы, и на одной из скал блестели белые стены второй батареи и всего укрепления. Я любовался своею семилетнею тюрьмою. Возвращаясь на огород, набрел я на тропинку, на уже засохшей грязи которой видны были отпечатки миниатюрных детских ножек. Я любовался и следил этот крошечный детский след, пока он не исчез в степной полыни вместе с тропинкою. На огород пришел я к вечернему чаю и попотчевал Ираклия Александровича (коменданта) и Николая Ефремовича (смотрителя полугоспиталя) своими заветными сигарами. И сам закурил остальную. Все, начиная с Наташеньки, немало удивились, увидев в моем лице торчащую дымящуюся сигару. А нянька Авдотья, уральская казачка, та совершенно во мне разочаровалась, она до сих пор думала, что я по крайней мере часовенный. А я такой же еретик-щепотник, как и другие. Все же вообще находили, что мне сигара к лицу и что с сигарой в лице я похож на вояжера порядочного тона. Такому удачному сравнению я и не думал противуречить. И мысленно переносился на палубу парохода «Меркурия» или «Самолета». А о скромно[й] расшиве, о бурлацких песнях, о преданиях про Сеньку Разина забыл и думать.
        Уж сколько раз твердили миру,
        Что лесть гнусна, вредна. Но все не впрок.
        Отуманенный лестию, я, против обыкновения и, разумеется, во вред желудку, не имел силы отказаться от пельменей. Пельмени были мастерски приготовлены, и я оказал им неложную честь. После ужина я долго гулял вокруг огорода. И мало-помалу освобождаясь от влияния самолюбия, привел, наконец, свой гордый дух в нормальное состояние и тихо запел гайдамацкую песню:
        Ой поїзжає по Україні та козаченько Швачка...
        От этой любимой моей песни я незаметно перешел к другой, не менее любимой:
        Ой ізійди, зійди, ти зіронько та вечірняя...
        Эта меланхолическая песня напомнила мне тот вечер, когда я и молодая жена Кулиша пели в два голоса эту очаровательную песню. Это было на другой день после их свадьбы, в роковом 1847 году. Увижу ли я эту прекрасную блондинку? Запою ли с нею эту задушевную песню?
        Воспоминания меня убаюкали, я сладко заснул. И видел во сне Новгород-Северский (вероятно, вследствие недавнего чтения «Алексея Однорога»). По улице ездили в старосветском огромном берлине огромные рыжие пьяные монахи, и между ними очутился мой трезвый друг Семен Гулак-Артемовский. Это все пельмени так наметаморфозили.
         
         

         
         
ПриміткиCollapse )
         
         

Current Location: Новопетровське укріплення
Tags: , ,

(1 коментар | Прокоментувати)

[ Next 30 entries >>]

Тарас Шевченко. Повне зібрання творів Повне зібрання творів Розроблено LiveJournal.com