Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

shevchenko

Висловлювання М. Чалого. Травень 1862 р.

 
        * * *
 
        Жизнь такого человека, как Шевченко, имеет великое значение для будущих поколений. Явление Шевченка не случайность: с ним соединяется судьба целых миллионов народа; в нем как в фокусе соединились духовные силы всего крепостного люда; он вырос из родной почвы, облитой потом и кровью нашего кормильца — крестьянина... В лице поэта народ наконец сознал свое безотрадное положение и выслал его на арену просвещенного мира, в среду цивилизованного сословия — поведать свету задушевные свои думы, тяготившие его в течение долгих лет.


        * * *

        Collapse )
        Но не так думает завистливая бездарность и пошлое высокомерие людей, не признающих над собой ничьего нравственного превосходства и бросающих из-за угла каменьями в пророков земли своей. Не понимая глубокого смысла их вдохновенных речей, провозглашающих народу «любви и правды чистые ученья», люди карьеры и денег, эти бездушные фарисеи, эти продажные блюстители народных нравов, забывают ту простую истину, что у всякого человека есть недостатки: почему же не быть им и у нашего Шевченка? Они не знают того, что у таких исключительных личностей, у таких огненных натур все громадно, необыкновенно, что их нельзя мерять на свой аршин. Замечая лишь одни недостатки и не будучи в состоянии возвыситься до понимания высоких совершенств необыкновенного человека, они стараются уравнять его личность с собою, очернить его память, забросать грязью его могилу... Но это им плохо удается: справедливо заслуженная слава Шевченка вырывается чистою и светлою из их грязных рук и проникает во все слои общества, даже в простой народ, который так был любим поэтом, как не полюбить им ничего в мире... Большей славы Шевченко не желал... Да и может ли быть большая слава?..
   
   
        Сава Ч[алый], Новые материалы для биографии Т. Г. Шевченка, «Основа», 1862, травень, стор. 46. [Див. текст]
 
shevchenko

Лист київського губернатора про умови впорядкування могили Шевченка. 15 червня 1883 р.

 
        1883 р., червня 15. — Лист київського губернатора до київського генерал-губернатора про умови, на яких він дозволив впорядкування могили Т. Г. Шевченка
 
        Представляя на усмотрение вашего высокопревосходительства копию с полученного мною представления каневского городского головы от 4 сего июня за № 87, имею честь довести до вашего сведения, что на представление это мною вместе с сим сообщено коллежскому советнику Хантинскому, что не имея в виду закона, воспрещающего кому-либо возобновлять над могилами их родственников надгробные кресты, я не встречаю препятствий к дозволению возобновить крест над могилою Тараса Шевченко и оградить оную решеткою его брату, если им будут представлены доказательства, что он действительно родной брат умершего. Что же касается избы для помещения сторожа, то не видя никакой необходимости, признал устройство оной излишним.
        Независимо от сего, мною предписано каневскому исправнику обратить внимание на лицо, которое будет действительно исправлять крест и устраивать ограду, а по окончании работ наблюсти, чтобы при совершении панихиды, как это принято, не было бы на могиле никаких сборищ, манифестаций или чего-либо подобного, к чему и должны им быть приняты своевременно меры.
 
        Губернатор (підпис)
 
        (ЦДІА УРСР, справа з фонду „Киевского губернатора“, „Секретная часть“, 1883 р., № 379, арк. 2). Цит. за: Т. Г. Шевченко в документах і матеріалах. — К., 1950. — С. 295.
 
shevchenko

Спогад Миколи Ге

 
        * * *
 
        Будучи у меня *, он [А. И. Герцен] попросил однажды: «Дайте что-нибудь русское почитать». — Что же вам дать?; — спросил я. Вот Шевченко, перевод Гербеля. — «Дайте», — отвечал он и взял. Возвращая, он сказал: «Боже, что за прелесть, так и повеяло чистой нетронутой степью, это ширь, это — свобода!».
   
   
        Воспоминания Н. Ге 1. В. Стасов, Николай Николаевич Ге, его жизнь, произведения и переписка, М., 1904, стор. 161.
   
   
Collapse )
 
shevchenko

В. Данилов. До характеристики І. Кульжинського

 
        Иван Григорьевич Кулжинский (род. 1803 г.), по окончании черниговской семинарии, был сначала учителем в уездном духовном училище в Чернигове, затем учителем гимназии высших наук в Нежине, где и оказался «одним из учителей Гоголя». Впоследствии служба его продолжалась в Харькове в должности учителя и в Луцке Collapse ) Таким образом литературно-научная полемика заканчивается Кулжинским указанием на участок.
        В последней статейке своей брошюры: «Дневник Т. Г. Шевченка» окончательно разошедшийся без удержу Кулжинский приходит к выводу, что сам Шевченко был его единомышленником насчет украинского языка: «Он сам сознавал неприличие и неспособность малоросийского наречия для серьезного употребления. Он своим «Дневником» как будто говорит нам вот что: «можно, пожалуй, иногда поговорить по-малороссийски, написать малороссийскую виршу и пропеть малороссийскую песню, так точно, как можно иногда потанцовать трепака; но танцовать постоянно вместо обыкновенного хождения ногами, — это, воля ваша, было бы черезчур ненормально: вот то же разумейте и о вашей малороссийской литературе». — Шевченко чувствовал, сознавал это и вследствие того, сам с собою, в тайнике своего «Дневника» говорил по-русски, а не по-украински».
        Мы слишком утомили внимание читателей выписками из курьезной полемики Кулжинского. Но следует поминать перед лицом Аданая, как едомляне предавали сожжению священный город Иерусалим. Ведь писания Кулжинских отразились реально в многострадальной литературе украинского народа. Да кроме того, интересно видеть, как мало выросла мысль гонителей украинского слова и просвещения за все протекшие сорок с лишним лет.


        1) Так мракобесие и умственный застой доводили авторов, подобных Кулжинскому, до глупости, который договорился до того что снисходительно разрешает человеку родиться украинцем.


        Владимир Данилов. К характеристике И. Г. Кулжинского и его литературной деятельности // Україна: Науковий та літературно-публіцистичний щомісячний журнал. — К., 1907. — Т. IV. — № 10 (октябрь). — С. 20-45.
 
shevchenko

Спогади Л. Жемчужникова

 
        * * *
 
        Много лет тому назад Тарас Григорьевич Шевченко начал издавать альбом рисунков под названием «Живописная Украина». Любя и глубоко уважая Тараса Григорьевича, я решился назвать свое издание тем же именем, в память Шевченка. Пусть мой труд служит как бы продолжением бывшего труда Тараса Григорьевича.
   
   
        Лев Жемчужников, Объяснение к рисункам «Живописной Украины», «Основа», 1861, квітень, стор. 17.



Сторінка журналу «Основа», квітень 1861 р.

 
 
 
        * * *
 
        По смерти Шевченко дневник его был передан мне Мих. Матв. Лазаревским и я был первый, прочитавший его для помещения в «Основу», насколько дозволялось цензурой. Оригинал был мною возвращен Мих. Матв. Лазаревскому.
   
   
        Л. Жемчужников, Письмо к А. Я. Конисскому от 18 октября 1897 г., «Культура», 1925, № 3, стор. 39.
 
shevchenko

Із листа І. С. Тургенєва до М. О. Маркович (Марко Вовчок). 22 травня 1861 р.

 
        * * *

        Видел я в Петербурге Белозерского и др. (Анненков женатый — прелесть как мил). — Мне дали 4 No «Основ», из которых я мог заключить, что выше малороссийского племени нет ничего в мире — и что в особенности мы, великороссы, дрянь и ничтожество. А мы, великороссы, поглаживаем себе бороду, посмеиваемся и думаем: пускай дети тешатся, пока еще молоды. Вырастут — поумнеют. А теперь они еще от собственных слов пьянеют. И журнал у них на такой славной бумаге — и Шевченко такой великий поэт... Тешьтесь, тешьтесь, милые дети.


        Тургенев И. С. Письма в восемнадцати томах. Том 4. Письма 1859-1861, М., 1982, стор. 333.


Collapse )
shevchenko

Із листа І. Тургенєва до О. Герцена. 14 березня 1861 р. Париж

 
        Скажи два слова в «Колоколе» о смерти Шевченка. Бедняк уморил себя неумеренным употреблением водки. Незадолго перед смертью с ним случилось замечательное происшествие: один исправник (Черниговской губернии) арестовал его и отправил как колодника в губернский город за то, что Шевченко отказался написать его портрет масляными красками во весь рост. Это факт.
        Я еду через месяц в Россию, в деревню — и на дороге заеду к тебе в Лондон на день.
 

        Переписка И. С. Тургенева. В 2-х томах. — М., 1986. — Т. 1. — С. 214.
 
shevchenko

Опис речей Тараса Шевченка. 14 березня 1861 р.

 
№ 618. 1861 р., березня 14. Опис речей Т. Г. Шевченка, що залишилися після його смерті
 
        Опись
 
        имуществу академика Тараса Шевченка, описанному по предписанию 1-го департамента управы благочиния от 14 марта 1861 года за № 4614 по случаю смерти Шевченко, находящемуся в здании Академии художеств Васильевской часта 1 квартала, по набережной р. Большой Невы.
        марта . . . дня 1861 года
 
Collapse )
 
        Означенные в сей описи вещи, принадлежавшие умершему академику Т. Г. Шевченко, на основании доверенности, данной мне наследниками Шевченко, принял в свое распоряжение коллежский советник Михаил Матвеевич Лазаревский.
 
        Верно: производитель дел В. Зворский
 
        ДМШ, А-7, спр. 96, арк. 30 — 31 зв. Копія.
 
shevchenko

Спогад Д. Мордовцева про початок журналу «Основа»

 
        * * *
 
        Вот что, между прочим, писал он [Костомаров] мне в Саратов 28 июля 1858 года: [...]
        «Я имею поручение от Белозерского — пригласить вас участвовать в журнале, который он издает с будущего года и который будет иметь целию историю, географию, этнографию, хозяйство, литературу и одним словом все, что относиться может во всех сферах человеческих знаний до Южной Руси. Платить он будет вам 50 р. Сделайте милость, присылайте что-нибудь, и что бы хотелось от вас особенно, это — если б вы написали о поволжских колониях малороссийских, т. е. изложили бы состояние и, по возможности, время поселений, способ заселения и настоящее положение тех слобод, которыя усеяли левый берег Волги и во многих местах находятся внутри волжского материка; можно ли надеяться? Пишите».
        Здесь речь идет о журнале «Основа», который действительно и разрешено было издавать Василию Михайловичу Белозерскому, одному из бывших членов киевского кирилло-мефодиевского общества, основатели и члены которого, главным образом Костомаров, Гулак и Шевченко, поплатились за свою рановременную идею крепостью и ссылкою. Журнал этот, как известно, просуществовал недолго. Он был заподозрен в каких-то сепаратистических тенденциях, и с тех пор даже украинская литература подверглась значительным ограничениям, равно как и относительно самого украинскаго правописания состоялся особый закон, которым повелено: малорусские книги печатать впредь «общепринятым правописанием»; но что следует разуметь под таким правописанием — этого никто не знает и в законе это не пояснено.
        Малорусские поволжские колонии, о которых говорится в письме, это те слободы, раскинувшиеся по обе стороны среднего Поволжья, заселение которых относится частью ко временам украинской «Руины», когда в силу договора, заключенного между Россиею и Польшею, население правобережной Украйны должно было быть «согнано» на левый берег Днепра (это время и называется «Сгоном»), откуда оно и потянулось в Слободскую Украйну, на Дон и даже на Волгу и за Волгу, — частью же, когда от озера Элтона устраивался известный «солевозный тракт», к Волге, и вдоль этого тракта поселены были для возки соли «чумаки» из Малороссии.
        Припоминаю теперь начало возникновения мысли об описании поволжских колоний. В 1859 году, весною, П. А. Кулиш в первый раз приехал в Саратов и пришел познакомиться со мной. Мы вышли на балкон, с которого вид расстилался на Волгу и далекое Заволжье. Картина эта поразила его. Увидав за Волгой, прямо против Саратова, большое селение с несколькими церквами, он спросил — что это за город. Я отвечал, что это Покровская слобода, заселенная украинцами. Мой ответ привел Кулиша в изумление.
        — Как попали сюда наши украинцы? Я слышу об этом в первый раз.
        Я рассказал, что таких слобод в Поволжье много, и что все переселенцы до сих пор, в течение почти двух столетий, сохраняют и язык свой, и обычаи, и одеяние, да и песни их помнят и Саву Чалого, и Перебийноса. Вот тут г. Кулиш и просил меня составить описание поволжских колоний Украйны.
        — Украинские колонии на Волге!.. Это отзывается украинским миром — точно эллинские колонии в Малой Азии, в Колхиде, в Тавро-Скифии... Пожалуйста, опишите... Как у древних греков, у наших украинцев есть вероятно и свои пенаты, принесенные из Украйны?
        — Есть, говорю: — ярма для волов, занозы, мазницы с дегтем, батоги, украинские галушки и сало.
        Кулиш рассмеялся, но мысль об украинских колониях в Поволжье крепко засела в нем. И вот, когда созрел план об издании украинского журнала, вспомнили и об украинских колониях.
        Но скоро знакомство с богатствами публичной библиотеки поглотило все внимание Костомарова, и он на время забыл и о Волге, и о журнале.
   
   
        Д. Л. Мордовцев. Исторические поминки по Н. И. Костомарове. 7 апреля 1885 г. «Русская старина», 1885, т. XLVI, июнь, стор. 618-620.