Максим (maksymus) wrote in ua_kobzar,
Максим
maksymus
ua_kobzar

Спогади О. Благовєщенського про пиятику

 
        * * *

        К сожалению, жизнь его в Петербурге складывалась неблагоприятно для занятий искусством. Гравюра требовала упорного труда, усидчивости, кропотливости, а у Шевченка не проходило дня, чтобы его не позвали на обед, на вечер, на театр, на прогулку, на пельмени и вареники — любимые блюда поэта. «Даже писем не дают написать: нужно куда-нибудь спрятаться. Боюсь, как бы не сделаться модной фигурой», — говаривал Шевченко. Вечера он проводил у графа Ф. П. Толстого, Лазаревских, Костомарова, Полонского, Жижиленка, в музыкальном семействе И. Л. Гринберг и многих других. Вхож он был также во многие светские дома, например, Демидовых, Мусиных-Пушкиных и др., куда обыкновенно приглашались на вечера писатели и художники. В семействе графа Толстого он был принят как свой, как родной, ходил туда чуть ли не каждый день, а иногда и несколько раз. Квартира графа Толстого, кстати заметим, была тогда местом собраний ученых, литераторов и художников. В назначенные дни недели в ней собирались все, что было в Петербурге хорошего, образованного, отличавшегося своими дарованиями. В особых случаях графиня А. И. Толстая обыкновенно посылала Шевченку пригласительные записочки. [...]
        На вечерах Тарас Григорьевич часто напивался; во хмелю был добродушен и разговорчив, а если с ним заговаривал несимпатичный ему человек, то становился резок и придирчив. М. О. Микешин обыкновенно провожал его на вечера и обратно.
        Случалось, что и сам Шевченко устраивал попойки для художников и друзей. Однажды он получил с родины малороссийское сало, и по этому случаю устроил дружескую вечеринку. Гости собрались в нижнем скульптурном классе, и когда Тарас Григорьевич подвыпил, они сняли с постамента фигуру Юпитера — работы Пименова — и посадили его туда. Сидя на месте Юпитера, Шевченко занимал своих друзей рассказами, воспоминаниями. Это было за полночь. Гости с живейшим вниманием слушали его. Но вот неожиданно отворилась дверь — и показалась фигура профессора Пименова. Шевченко соскочил со своей кафедры и чрез окно спрыгнул в сад. Пименов тем же путем погнался за ним, но безуспешно. Кстати заметим, что Шевченко особенно умел занимать женщин и пользовался их расположением. После же неудачи в любви к простой украинской дивчине Лукерье он начал вообще недружелюбно относиться к ним.


        О. Благовещенский. «Исторический вестник», 1896, № 6, стор. 896-905. [Див. текст і переклад]
 
Tags: 1859, 1860, Будьмо, Ликерія, Спогади
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments