Максим (maksymus) wrote in ua_kobzar,
Максим
maksymus
ua_kobzar

Category:

Рапорт В. Табачникова про богохульство Шевченка. 15 липня 1859 р.

 
№ 536. 1859 р., липня 15. Рапорт черкаського земського справника В. О. Табачникова київському цивільному губернатору П. I. Гессе про «богохульство» Т. Г. Шевченка під час його перебування в Черкаському повіті
 
        Секретно
 
        Господину Киевскому гражданскому губернатору
        Черкасского земского исправника
 
        Рапорт
 
        Проездом чрез местечко Межирич 7-го июля я узнал, что 5 числа приехал сюда Тарас Шевченко, тот самый, который за политические преступления был отдан в военную службу и по увольнении из оной, на основании последовавшего предписания вашего превосходительства, должен находиться под строгим секретным надзором. Сторонние лица, которых я спрашивал о поводах приезда Шевченка, объявили, что Шевченко имеет намерение поселиться в Межиричском имении, для чего предполагает избрать место в селении Пекарях, принадлежащем к сему имению, и построить там дом.
        Кроме сделанного было сейчас по получении предписания вашего превосходительства распоряжения по уезду о надзоре на случай приезда Шевченка, после того я подтвердил, кому следовало, о бдительном наблюдении за действиями Шевченка.
        По прибытии же в местечко Межирич 12 июля дознано, что Шевченко чрез несколько времени по приезде в Межирич осматривал местность селения Пекарей (от местечка Межиричи находится в 15-ти верстах над Днепром) и избрал место для своей оседлости. При осмотре места находились дворяне: Витольд Вольский, Козловский и Хилинский и варшавский житель Молендский, проживающие в Межиричском имении и занимающие некоторые экономические должности; кроме того, был карбовничий пекарской люки крестьянин Тимофей Садовый. По выборе места для дома начал Шевченко подчевать водкою, которой было распито две кварты, потом, показывая Садовому оторванный тут же от липы лист, Шевченко спрашивал его по малороссийски — кто это дал? И когда отвечал Садовый, что Бог, — то Шевченко отозвался; дурак ты, веруешь в Бога, и затем прибавил: Бог, Саваоф, пусть он поцелует меня... (указывая на заднее место), затем назвал божию матерь покрыткою *, выказывал свое верование в одного Иисуса Христа. Крестьянин Садовый начал креститься и уклоняться от такого рассказа Шевченки, тогда Шевченко бранил его словами: старый собака, невера и прогнал от себя.
        Между же официалистами Межиричского имения разнеслись толки, будто Шевченко, кроме богохульства, говорил еще бывшим около него означенным лицам, что не нужно ни царя, ни панов, ни попов.
        Но крестьянин Садовый, которого я спрашивал при бытности жандармского поручика Крижицкого, находящегося в Межиричи по случаю производства следствия по делу чиновника Монастырского, говорит, что Шевченко действительно произносил богохульство в таком виде, как выше объяснено, и что кроме сего ничего другого против правительства он не слышал: но что Шевченко сказал это, как полагает, потому, что был пьян.
        Дворяне: Витольд Вольский и Козловский, как бы подтверждая вышеизложенное относительно богохуления и того, что Шевченко был пьян, прибавляют: что они сейчас же заметили, что Шевченко должен быть или сумасшедший или полоумный, ибо когда что-либо он начинает говорить, а они не могут понять и спрашивают разъяснения, то он их бранит грубыми словами; относительно же выходок Шевченка против правительства Вольский и Козловский положительно объясняют, что об этом ничего особенного он не говорил, Вольский добавил только, что Шевченко пел какие-то песни на малороссийском языке и рассказывал что-то из своего сочинения, которого он ничего не понял.
        Крестьянский мальчик, сын Садового, говорит, что он ничего не слышал, ибо бегал несколько раз за водкою.
        Дворянин Хилинский не спрошен по случаю отсутствия, а Молендский сознал, что он был пьян и не может дать по означенному обстоятельству положительных сведений, да и не помнит ничего.
        Сам же Шевченко на данные ему вопросы по обстоятельствам извета на него говорит, что он, сколько помнит, ничего дурного не говорил ни пред означенными дворянами, ни пред крестьянином Садовым, что на подобные выходки, в которых его оговаривают, он никогда не мог решиться, ибо хорошо знает свое отношение к правительству и знает, что за ним наблюдают.
        Донося о сем вашему превосходительству, имею честь доложить, что означенные нелепости, сказанные бессознательно Шевченком, решительно не произвели никакого вредного влияния — как вообще на слышавших их упомянутых лиц, так и в особенности на крестьянина Садового — человека пожилого и известного в нравственном отношении. Но вместе с тем осмеливаюсь присовокупить, что было бы полезным, не дозволя Шевченке дальнейших разъездов, выслать его на место службы в С.-Петербург. До получения же разрешения по настоящему моему донесению, я распорядился оставить Шевченка в квартире пристава 3 стана под особым надзором.
        Об этом донесено мною и господину генерал-губернатору.
 
        Земский исправник Табачников
 
        По секретной части № 35
        15-го июля 1859 года
 
        * Покрытками между крестьянами называются те девки, которые еще до замужества потеряли девство; на голову таких девок, по обычаю, надевают платок и в простонародии называют покрытками.
 
        ДМШ, А-20, спр. 173, арк. 8 — 11, 11 зв. Оригінал.
        На документі написи: «3777»; «17 июля».
 
 
 
Tags: 1859, Будьмо, Документи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments