Максим (maksymus) wrote in ua_kobzar,
Максим
maksymus
ua_kobzar

55. В. М. РЄПНІНА ТА Г. І. ДУНІН-БОРКОВСЬКА. 13 січня 1848. Яготин

 
        13 января 1848-го года. Яготин.
 
        От души благодарю, мой добрый и незабвенный Тарас Григорьевич, что Вы меня вспомнили в далекой стороне! И здесь мы Вас не забываем и очень часто речь идет о Вас: нет, я бы не рассмеялась, а зарыдала, бы, если бы Вас увидела теперь, и молила бы Бога дать языку моему красноречие, чтобы утешить Вас, возвесть дух Ваш выше горькой участи Вашей, смягчить сердце Ваше; говорю с Вами о милосердии Господнем, который не хочет смерти грешника, а чтобы он был жив! Если б это зависело от меня, разворотив мое письмо, Вы бы наполнились благодатью, она бы Вас освежила, освятила, укрепила, Вы бы бодро и с покорностию носили крест Ваш! Но, увы, что могу я, бедная, бессильная, для Вас, мой добрый Тарас Григорьевич — молиться! Да, молиться как можно чаще, как можно теплее, чтобы Бог подкрепил Вас в настоящем испытании, чтобы он вложил милосердие в сердца окружающих Вас, чтобы направил тех, от которых зависит земная участь Ваша, к помилованию! С какою радостию все Ваши здешние друзья помогали бы Вам нести крест. Как все обрадовались от Вашего письма! — Оно долго странствовало, ибо Андрей Иванович в Одессе; в очень непродолжительном времени я пришлю Вам книги, не хочу отложить ни одною почтою отвечать Вам на письмо Ваше, которого я встретила с таким благодарным теплым чувством! Вот уже мы перешли в новый год! Каково было Вам встречать его на чужбине; я никогда не забуду, как папенька накануне нового года, тому, кажется, 5 лет назад, открыл Вам объятия свои и как Вы сыновно припали на грудь его! Вечная память этому истинно доброму человеку! Вот 3 года, как его нет между нами; в Яготине все идет по-прежнему; общество наше то же самое, исключая Тани, которая все болеет и лечится в Киеве. Мы имеем прибавление весьма драгоценное к нашему кругу; это бывший киевский студент, которого Вы видели у меня в Киеве — и у других также: чистая святая душа, желающая Вам, как и многие, другие, силы упования и терпения! Как понятно мне Ваше мучение — не рисовать! Это настоящая пытка! Но не будем роптать: Бог даст, это переменится! Услышьте мой дружеский совет и последуйте ему. Предайтесь Вашей настоящей обязанности как можно усерднее, облагораживайте ее примерной исправностию, видя в ней испытание, посланное Вам самим Богом для очищения души Вашей, воспитывайте ее, очищайте молитвою; вспоминайте, что многие молятся за Вас, что хоть отдалены телом, но душею бодрствуют за Вас! Не унывайте, носите крест, молитесь и надейтесь!
        К великому моему сожалению, письмо мое не было готово для вчерашней почты и надобно отложить его до будущей, а как давно Вы его ожидаете, мой добрый Тарас Григорьевич; я по собственному опыту знаю, сколько может быть горести в ожидании! Да подкрепит Вас Господь, да даст Он душе Вашей Любовь и Веру, тогда Вы поверите что тот, который нас полюбил, даже до смерти неизменен! Не так, как люди; людей должно любить, ибо они братья наши и дети небесного Отца — а верою во Спасителя усыновленные для жизни вечной, должно их любить, и это обязанность иногда так легка, что мы в эти минуты понимаем ее — но Христос сказал: «Будите убо вы совершени, якоже Отец ваш небесный совершен есть», т. е. исполняйте Ваш долг всегда и во всех отношениях, не ожидая взаимности — но делая добро везде и всем. В нынешних обстоятельствах Ваших Вы можете делать добро, видимое только Богом, но которое для того не будет им отвергнуто, напротив: освящайте душу Вашу молитвою, очистите ее от всего затмевающего * ее, и да благословит Вас Господь в этом трудном и святом подвиге! Есть ли у Вас Евангелие? Я обещаюсь писать часто к Вам и еще раз, мой добрый Тарас Григорьевич, благодарю Вас от души за Вашу дружескую память,. Передаю перо Глафире, которая также хочет приветствовать Вас. Прощайте, да осенит Вас благодать святая; Вам душею преданная
 
        Варвара Репнина,
 
        Дописка Г. І. Дунін-Борковської:
        Вы, конечно, поверите, когда скажу Вам, что грустные строки Ваши к княжне меня сердечно обрадовали. Наконец Вы отозвались, Тарас Григорьевич, и дали нам средства сказать Вам хотя малую часть того живого искреннего сочувствия, которым полны все Ваши здешние знакомые и други. Чего могу пожелать Вам на новый год? Благодати Божией, терпения и слез; чтобы освежить и растворить духовную пустыню Вашей жизни.
 
        ...Від сльоз дрімає нудьга невсипуча,
        Змочи наше сердце, як літнім дождем,
        І зійде молитва, мов квітка пахуча,
        І обвіє душу миром...
 
        Прощайте, Тарас Григорьевич, бумага не позволяет распространяться более. Не забывайте нас: я же с благодарностию, припоминаю Ваше доброе посещение моему мужу в Киеве. Да благословит Вас Господь.
 
        Г. Д[унин]-Б[орковская]
 
 
        * Було: затмевающую.
 
 
Коментарі:
 
        Подається за виданням: Шевченко Т. Г. Повне зібрання творів. — К., 1929. — Т. 3. Листування. — С. 251 — 252, де лист друкується за автографом, нині не відомим. Публікація М. М. Новицького.
        Вперше надруковано: Киевская старина. — 1898. — № 3. — С. 424 — 427.
        Дата в автографі, як її відтворено у «Листуванні»: «13 января 1848-го года. Яготин».
        Відповідь на лист Шевченка від 24 жовтня 1847 р., пересланий через А. І. Лизогуба з листом до нього від 22 жовтня 1847 р. До листа В. М. Рєпніної зробила дописку Г. І. Дунін-Борковська.
        Відповідь Шевченка — лист від 25 — 29 лютого 1848 р. з Орської фортеці.
        ...нет, я бы не рассмеялась... — Відповідь на слова Шевченка у згаданому листі: «Вы непременно рассмеялись бы, если б увидели теперь меня. Вообразите себе самого неуклюжего гарнизонного солдата, растрепанного, небритого, с чудовищными усами, — и это буду я».
        Андрей Иванович — А. I. Лизогуб.
        ...как папенька накануне нового года... — Новий 1844 рік Шевченко зустрічав у гостинній родині князя М. Г. Рєпніна в Яготині.
        Вот 3 года, как его нет между нами... — М. Г. Рєпнін помер 18 січня 1845 р.
        Таня — Т. I. Псьол.
        ...это бывший киевский студент, которого Вы видели у меня в Киеве... — Як встановив П. В. Жур, йдеться про Симонова Матвія Терентійовича (псевдонім — Номис, 1823 — 1901) — українського фольклориста, етнографа, письменника; 1848 р. закінчив «словесний» факультет Київського університету. Автор праці «Українські приказки, прислів’я і таке інше. Збірники О. В. Марковича і других» (1864), збірки оповідань (1900). П. Жур розшукав лист В. М. Рєпніної до М. В. Юзефовича про Симонова (ЦДІА України. Ф. 873. Оп. 1. № 64. Арк. 4; посилання за виданням: Жур П. В. Шевченківський Київ. — К.: Дніпро, 1991. — С. 158).
        «Будите убо вы совершени, якоже Отец ваш небесный совершен есть». — За Євангелієм від Матвія, гл. 5, в. 48.
        Есть ли у Вас Евангелие? — За свідченням Ф. М. Лазаревського, Шевченко привіз Біблію з собою на заслання: «Я побежал в казармы и с трудом отыскал там новопривезенного арестанта. Лежал он ничком на нарах, углубившись в чтение Библии» (Из воспоминаний Ф. М. Лазаревского о Шевченко // Киевская старина. — 1899. — №2. — С. 152).
        Я обещаюсь писать часто к Вам... — Після цього листа В. Рєпніна писала ще двічі в березні цього ж року; листування перервалося спершу через від’їзд Шевченка в складі Аральської описової експедиції (1848 — 1849); далі, після арешту поета у квітні 1850 р., через заборону III відділу, висловлену в листі його начальника О. Ф. Орлова до В. М. Рєпніної (див.: Тарас Шевченко: Документи та матеріали до біографії. — С. 208 — 209). Тому й листи Шевченка до В. Рєпніної (з Оренбурга від 14 листопада 1849 р., 1 січня та 7 березня 1850 р., 12 січня 1851 р. з Новопетровського укріплення) залишилися без відповіді, аж доки не пощастило налагодити зносини з нею через Бр. Залеського та його друга А. Венгжиновського, що оселився на початку 50-х років в Одесі, де подовгу жила й В. М. Рєпніна.
        «...Від сльоз дрімає нудьга невсипуча...» — Вірш, можливо, належить або самій Г. І. Дунін-Борковській, або її сестрі Олександрі, авторці кількох поезій.
        ...я же с благодарностию припоминаю Ваше доброе посещение моему мужу в Киеве. — 1846 р., ймовірно, у вересні, поет відвідав у Києві помираючого від туберкульозу П. Д. Дунін-Борковського. Шевченко, як повідомляє зі слів В. М. Рєпніної М. К. Чалий, «выказал чрезвычайную заботливость к больному. Он советовал между прочим вынести его на чистый воздух и положить на свежее сено. Вообще в этот раз своим состраданием чужому горю он произвел глубокое впечатление на всех окружающих умирающего» (Чалый М. К. Жизнь и произведения Тараса Шевченка. (Свод материалов для его биографии). — Киев, 1882. — С. 48).
 
 
Tags: 1848, Листи до Шевченка, Рєпніна
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments